Чудеса христианской церкви

Все теоретические, философские и доктринальные аспекты теософического учения
Аватара пользователя
Александр Дущенко-dusik_ie
постоянный участник
Сообщения: 2278
Зарегистрирован: 12 сен 2015, 08:12
Откуда: Сумы. Украина
Флаг: Ukraine

Чудеса христианской церкви

Сообщение Александр Дущенко-dusik_ie » 30 янв 2016, 16:45

Дмитрий Серебряков писал(а): Однако, как объясняла ЕПБ, не всегда причиной "спиритических феноменов" являлись элементалы и элементарии
Упс. Чем отличаются клетки кожи от бацилл на ней живущих?
Разница одна - клетки кожи "привязаны" Волей организующей организм, бациллы - микрофлора управляемая рукой Природы как и флора вообще.

Линга шарира - это все те же элементалы, только упорядоченно выстроенные.
И как сказал выше К.Зайцев - они только средство для выражения, сами они слепы.

#26
Невежественный
участник
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 07 июл 2017, 22:36
Флаг: Russia

Re: Чудеса христианской церкви

Сообщение Невежественный » 14 авг 2017, 18:37

В действительно в христианстве, если опираться на святоотеческий опыт, чудеса не играют важной роли (они - лишь "придорожная пыль" на пути к святости). До христианства разного рода "мироточения" происходили повсеместно (например, статуя Аполлона). Колдуны тоже обладают теми же способностями, но остаются людьми бездуховными. Христиане, в отличие от суеверный толпы так называемых "верующих" (зачастую простые люди даже не знают основ своего вероучения), придают главное значение другому "чуду" - духовному преображению (обожению) человека.

Христианские иконы православных и католиков (у последних также фигурируют "священные" статуи) давно заменили идолов. К ним обращаются так же, как прежде к истуканам, в надежде на то, что их мирские просьбы магическим образом воплотятся (если они исполняются, то вовсе не благодаря божественной силе благодати). Дошло даже до того, что каждый святой стал ответственен за ту или иную сферу человеческой жизни (например, Пантейлемону молятся о физическом здравии). Андрей Кураев привел множество примеров в книге "Оккультизм в православии".

Однако даже в народных преданиях сохранилась эзотерическая правда истинного христианства. Однажды русский святой юродивый Василий Блаженный разбил камнем икону Божьей Матери на Варварских воротах, считавшейся "чудотворной", к которой стекались паломники за исцелением. Толпа начала его бить "смертным боем". "А вы поскребите красочный слой!" - обратился к безумцам Василий. Сделав это, люди увидели под изображением Богоматери "дьявольскую харю".

Это была не просто адописная икона, которой обманывались наивные верующие. Юродивый обличил, что они верят вовсе не в Бога, а в "чудесную" доску, которую обожествляют. Вместо обращения к Господу с покаянием в грехах и просьбой помочь в борьбе со страстями (духовными болезнями), они молятся земному образу, сотворенному человеком и искаженному сатаной, как бы заклиная его решить их мирские, или материальные, вопросы, особенно о физическом здоровье.

В эфире телеканала "Союз" старейший профессор Московской Духовной Академии Алексей Осипов сказал об этом пережитке грубого "идолопоклонства" в среде "верующих":

"Нужно разделять две вещи, которые на греческом языке выражены четкими понятиями. Есть такое греческое слово «латрия» – служение и поклонение. И есть «проскиниесис», которое переводится так же. Но когда мы говорим о «латрии», мы говорим о богопоклонении, а о мощах, об иконах – о «проскиниесис»: это некое уже служебное поклонение, не такое, как поклонение Богу, но поклонение в том смысле, что мы склоняемся перед величием, святостью этого человека. Ничего удивительного в этом нет, особенно в древности, когда падали ниц перед государями, перед вельможами, перед какими-то власть имущими и так далее. Тоже поклонение. Но какое? Не Божеское.
Так вот, есть Божеское поклонение, которое выражено очень хорошим словом «латрия», а есть поклонение перед кем-то или чем-то значимым, если хотите, в нашей человеческой жизни, в человеческой атмосфере. Только и всего. Поэтому мощам как таковым мы не поклоняемся – в данном случае мы поклоняемся святому, поклоняемся перед святостью человека, мощи которого сейчас перед нами. Так же, как, кстати, и иконы. (…) Любая икона может стать чудотворной, ибо ее чудотворность обусловлена не какой-то ее особой силой. А чем? Силою веры и искренности обращения человека перед этой иконой Божией Матери или Спасителя, или кого-то из святых. Поэтому, если хотите, в принципе любая икона может оказаться чудотворной. Вот какова ситуация.
Обратите внимание: к чудотворным иконам, к мощам подходит множество людей. А многие ли исцеляются? Единицы. Потому что действие заключается в силе не самой по себе иконы или мощей, а в силе веры, искренности и молитвы человека, что подходит  к иконе или мощам. При этом чрезвычайно важно отметить следующее. Многие идут и прикладываются к мощам и иконам с чем: «Господи, исцели меня от печенки или от селезенки, или чтобы мой муж не гулял, или чтобы мой брат не пил…» – и так далее. С чисто земными вещами подходят. И потому редко когда получают какой-то положительный ответ – забывая, что когда мы подходим к святыне, должны молиться: «Господи, на все Твоя воля, Ты знаешь, Господи, что мне нужно, что я хочу, какова моя просьба, но будет, Господи, Твоя воля». И через угодника Божия, к мощам которого подходим: «Так окажи Свою милость – насколько Ты, Господи, хочешь, а не я, Твоя воля да будет, а не моя». Вот только когда смирение здесь присутствует, когда Господь видит искреннее смирение человека, готового принять любой вариант, тогда происходит чудо. А когда он идет и говорит: «Господи, вот это дай мне, и больше мне ничего на свете не надо», как правило, человек никогда не получает просимого. Это очень важно" (http://ruskline.ru/news_rl/2010/07/16/a ... sile_very/).

Из святых преподобный Иоанн Кассиан Римлянин уделял особое внимание рассматриваемому вопросу:

"После вечернего собрания (то есть богослужения), ожидая обещанного рассуждения, мы, по обычаю, вместе сели на рогожке. Когда мы несколько времени промолчали по уважению к старцу, он нашу стыдливую молчаливость предварил такою речью: «Предыдущее рассуждение по порядку дошло до объяснения причины духовных дарований, которая, по преданию старцев, бывает троякая. Первою причиною исцелений бывает, во-первых, благодать, производящая чудеса и даруемая избранным и праведным мужам за их святость, как известно об Апостолах и многих святых, что они творили знамения и чудеса властию Господа, Который говорил: «болящая изцеляйте, мертвыя воскрешайте, прокаженныя очищайте, бесы изгоняйте: туне прилете, туне дадите» (ср: Мф.10, 8). Вторая причина — назидание Церкви, или вера тех, которые приносят больных для исцеления, или тех самых, которые желают получить исцеление. В сем случае сила исцелений исходит иногда и от недостойных, и от грешников, о которых Спаситель говорит в Евангелии: «мнози рекут Мне во он день: Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом, и Твоим именем бесы изгонихом, и Твоим именем силы многи сотворихом? И тогда исповем им, яко николиже знах вас: отыдите от Мене, делающий беззаконие» (Мф.7, 22-23). Напротив, недостаток веры в больных или в приносящих их препятствует обнаружиться силе исцеления и в тех, коим она сообщена. Так, Евангелист говорит: «и не сотвори (Иисус) ту сил многих за неверство их» (Мф.13,58). И Сам Господь говорит: «мнози прокажени беху при Елиссеи пророце во Израили: и ни един же от них очистися, токмо Нееман Сирианин» (Лк. 4, 27). Исцеления третьего рода бывают по обольщению и ухищрению демонов. Человек, преданный явным порокам, может иногда производить удивительные действия и потому почитаться святым и рабом Божиим. Чрез это увлекаются к подражанию его порокам, и открывается пространный путь к поношению и уничижению святости религии; да и сам тот, кто уверен в себе, что обладает даром исцелений, надменный гордостию сердца, испытывает тягчайшее  падение.  От  сего  происходит  то,  что демоны, с воплем именуя людей, не имеющих никаких свойств святости и никаких духовных плодов, показывают вид, будто их святость жжет их и они принуждены бежать от одержимых ими. О таковых-то людях во Второзаконии говорится: «аще востанет в тебе пророк, или видяй соние, и даст тебе знамение или чудо, еже рече к тебе, глаголя: идем, да послужим богом иным, ихже не весте: да не послушаете глагол пророка того, или видящаго сон той: яко искушает Господь Бог твой вас, еже уведети, аще любите Господа Бога вашего всем сердцем вашим и всею душею вашею» (ср.: Втор.13, 1—3). И в Евангелии говорится: «востанут бо лжехристи и лжепророцы и дадят знамения велия и чудеса, якоже прелъстити, аще возможно, и избранныя» (Мф.24, 24)" ("Собеседование аввы Нестероя второе о Божественных дарованиях", 1)

Из главы "Чему должно удивляться в истинно святых людях?":

"Посему мы никогда не должны удивляться тем, кои стараются изумлять нас необыкновенными  действиями, но более должны смотреть на то, все ли они изгнали из себя пороки, исправили ли свои нравы и таким образом достигли ли совершенства. А сие совершенство подается благопромыслительною благодатию Божиею не ради веры других или по иным посторонним причинам, но за собственное рачение каждого. Ибо в этом и состоит то деятельное познание, которое иначе называется у Апостола «любовию» и которое поставляется им выше всех языков человеческих и ангельских, выше и той великой веры, которая может преставлять самые горы, выше всякого познания и пророчества, и раздаяния всего имения и, наконец, выше самого славного мученичества. Ибо после того, как Апостол исчислил все роды дарований и сказал: «овому бо Духом дается слово премудрости, иному же слово разума, другому же вера, иному же дарования изцелений, другому же действия сил» (ср.: 1Кор.12, 8-10), заметь, как он, говоря далее о любви, предпочел ее всем дарованиям. «И еще,— говорит он,— по превосхождению путь вам показую» (1Кор.12,31). Из сего ясно видно, что верх святости и совершенства состоит не в совершении чудес, но в чистоте любви. И справедливо. Ибо чудеса должны прекратиться и уничтожиться, а любовь всегда останется (см.: 1Кор.13, 8). Посему-то отцы наши никогда, как мы видим, не желали творить чудес; даже и тогда, когда имели сию благодать Святаго Духа, они не желали обнаруживать ее, разве только в случае крайней и неизбежной необходимости" ("Собеседование аввы Нестероя второе о Божественных дарованиях", 2)

Из главы "Достоинство всякого надобно оценивать не по чудесам":

"Имея силу творить столь великие чудеса, такие мужи ничего не приписывали себе; они сознавались, что эти дела были совершаемы не ради их заслуг, а милостию Господа, и как скоро замечали удивление, возбужденное произведенным чудом, то отвергали человеческую славу, говоря подобно Апостолам: «мужие, братие, что чудитеся о сем? Или на ны что взираете, яко своею ли силою, или благочестием сотворихом его ходити?» (ср.: Деян.3, 12). По их мнению, никто не должен быть прославляем за дары и чудеса Божий, а всякий за собственные только добродетели, которые требуют деятельности ума и усильного старания. Ибо весьма часто, как выше сказано, люди, развращенные умом и противники веры, именем Господа изгоняют демонов и творят великие чудеса. Когда Апостолы, указывая на этих людей, говорили: «Наставниче, видехом некоего о имени Твоем изгоняща бесы: и возбранихом ему, яко вслед не ходит с нами» (Лк.9, 49), то хотя при сем случае Христос сказал: «не браните: иже бо несть на вы, по вас есть» (Лк. 9, 50), однако ж, когда сии «рекут во он день: Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом, и Твоим именем бесы изгонихом, и Твоим именем силы многи сотворихом», тогда Он даст им, как Сам свидетельствует, такой ответ: «яко николиже знах вас: отыдите от Мене, делающий беззаконие» (ср.: Мф.7, 22-23). Даже и тем, которым за святость жизни Сам Он даровал эту славу знамений и чудес, не позволяет, однако ж, превозноситься ими. «О сем не радуйтеся,—говорит Он,— яко дуси вам повинуются: радуйтеся же, яко имена ваша написана на небесех» (ср.: Лк. 10, 20)" ("Собеседование аввы Нестероя второе о Божественных дарованиях", 6)

Из главы "Сила дарований состоит не в чудесах, а в смирении":

"Наконец, Творец знамений и чудес, призывая учеников к принятию Своего учения, ясно показывает, чему особенно должны учиться от Него истинные Его последователи. «Приидите, — говорит Он,— и научитеся от Мене» (ср.: Мф.11, 28-29) не тому, чтобы Небесною властию изгонять демонов, очищать прокаженных, давать зрение слепым, воскрешать мертвых; ибо хотя Я творю и эти чудеса чрез некоторых рабов Моих, но человек не должен хвалиться ими; слуга и раб не может иметь никакой части в той славе, которая принадлежит одному Божеству. «Вы же,— говорит Господь, — научитеся от Мене, яко кроток есмъ и смирен сердцем» (ср.: Мф.11,29). Ибо этим добродетелям вообще все могут учиться и приобретать их; совершение же знамений и чудес не всегда необходимо и не для всех доступно. Смирение есть наставник всех добродетелей; оно есть крепчайшее основание Небесного здания; оно есть собственный и великий дар Спасителя. Кто последует кроткому Господу не в явлении высоких знамений, но в добродетели терпения и смирения, тот совершает все чудеса, сотворенные Христом. А кто желает повелевать нечистыми духами, или чудесно подавать здравие болящим, или являть пред народом какое-либо из дивных знамений, тот хотя призывает имя Христово, но бывает чужд Христа; поелику, надменный гордостию, не следует Учителю смирения. Даже отходя к Отцу, Иисус Христос оставил ученикам Своим, как бы некоторый завет, следующую заповедь. «Заповедь новую,— говорит Он, — даю вам, да любите друг друга: якоже возлюбих вы, да и вы любите себе» И тут же присовокупил: «о сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин.13, 34-35). Не сказал: «Если будете, подобно Мне, творить знамения и чудеса», но говорит: «аще любовь имате между собою», которую, известно, могут сохранять только кроткие и смиренные. Посему-то отцы наши никогда не называли тех монахов добрыми и свободными от заразы тщеславия, которые хотели слыть заклинателями и для того с величайшею надменностию разглашали о себе, что они уже заслужили или надеются скоро получить эту благодать. Многие удивлялись им, но напрасно. «Иже утверждается на лжах, сей пасет ветры, той же поженет птицы парящия» (Притч.9,12). Без сомнения, с ними случится то, о чем говорится в Притчах: «якоже ветри и облацы и дождеве являющийся, тако и хвалящийся о даянии ложнем» (Притч.25,14). Итак, если кто пред нами сделает какое-либо знамение, то мы должны хвалить его не за чрезвычайность знамения, но за его добродетель и обращать внимание не на то, повинуются ли ему демоны, а на то, имеет ли он те свойства любви, какие описаны Апостолом (см.: 1Кор.13, 4-8)" ("Собеседование аввы Нестероя второе о Божественных дарованиях", 7)

Из главы "Большее чудо составляет выгнать из себя пороки, нежели бесов из других":

"Действительно, истребить в собственной плоти нечистое вожделение — это есть большее чудо, нежели изгнать нечистых духов из чужих тел; силою терпения укротить мятежные движения гнева — это есть славнейшее знамение, нежели повелевать князьями, владычествующими в воздухе (см.: Еф.2,2;6,12); избавить собственное сердце от мучительных недугов уныния — это гораздо важнее, нежели исцелить телесные немощи и болезни другого; вообще врачевать болезни собственной души есть славнейшая добродетель и высшее совершенство, нежели врачевать болезни чужого тела. Ибо чем душа выше тела, тем важнее ее здравие, и чем существо ее драгоценнее и превосходнее, тем тягче и гибельнее ее падение" ("Собеседование аввы Нестероя второе о Божественных дарованиях", 8)

Из главы "Доброта жизни превосходит творение чудес":

"Касательно чудесных исцелений святым Апостолам сказано: «не радуйтеся, яко дуси вам повинуются» (Лк.10,20). Ибо сия власть над демонами не была их собственная, но происходила от силы призываемого ими имени Христова; а потому и внушается им, чтобы они не смели полагать своего блаженства или славы в том, что совершается могуществом и силою одного Бога, а поставляли бы ее в той внутренней чистоте жизни и сердца, за которую имена их удостоятся быть написанными на Небесах" ("Собеседование аввы Нестероя второе о Божественных дарованиях", 9)

Из главы "Откровение об опыте совершенной чистоты":

"Чтобы сказанное нами утвердить свидетельством древних отцов и свидетельством Священного Писания, мы предложим теперь, как блаженный Пафнутий думал о чрезвычайности знамений и о благодатном даре чистоты и что он узнал из беседы с ним Ангела; представим его слова и опыты. Много лет провождая жизнь особенно строгую, Пафнутий стал почитать себя совершенно свободным от плотских вожделений. Ему казалось, что он преодолел все вражеские нападения демонов, с которыми вел продолжительную и открытую брань. Однажды пришли к нему святые мужи, и он, приготовляя пищу из чечевицы, обжег руку огнем, пылающим в печи. Крайне огорчась этим, он начал рассуждать сам с собою. «Отчего, — думал он,—этот огонь находится со мною во вражде, когда престали от жестокой брани со мною и самые демоны? Если теперь вещественный, временный и малый огонь сей не пощадил меня, то не коснется ли меня и тот неугасимый огонь, который искусит дела каждого в страшный День испытания?» Когда Пафнутий, волнуемый такими размышлениями и скорбию, внезапно погрузился в сон, то приступил к нему Ангел Господень и сказал: «Для чего скорбишь, Пафнутий, что еще не примирился с тобою этот земной огонь, когда в членах твоих еще остается еще не вовсе укрощенный мятеж плотских вожделений? Доколе корни их будут оставаться в твоем сердце, дотоле не допустят они и этому вещественному огню быть в мире с тобою. Итак, только тогда можешь ты надеяться не потерпеть вреда от него, когда испытаешь, что все уже внутренние вожделения в тебе угасли. А для сего поди заключи в свои объятия нагую, прекрасную девицу, и если, держа ее при себе, ты будешь чувствовать, что покой сердца твоего остается непоколебимым и в плоти твоей не происходит мятежного волнения,  тогда и этот видимый пламень тихо и безвредно будет прикасаться к тебе, как к трем вавилонским отрокам». Старец, пораженный этими словами Ангела, не решился подвергнуть себя столь опасному искушению, на которое сделано было ему указание; но, спросив собственную совесть, испытав чистоту своего сердца и познав, что сила его целомудрия не может равняться силе такого испытания, сказал: "Неудивительно, что и после того, как нечистые духи уступили мне над собою победу, огненные разжжения, которые я почитал слабее жестоких демонских нападений, еще свидетельствуют против меня. Ибо потребна большая добродетель и высшая благодать для того, чтобы погасить внутреннюю похоть плоти, нежели для того, чтобы злых демонов, отвне нападающих на нас, покорить Господним знамением (то есть крестом) и могуществом Вышнего или чтобы изгнать их из тел призыванием Божественного имени"». Авва Нестерой, доселе доведши речь об истинном действии дарований, своим учением сопровождал нас, поспешавших к келье старца Иосифа, которая была почти в шести милях от него" ("Собеседование аввы Нестероя второе о Божественных дарованиях", 10).

#27
Анна_К
постоянный участник
Сообщения: 1211
Зарегистрирован: 04 дек 2014, 09:42
Откуда: Москва
Флаг: Russia
Контактная информация:

Re: Чудеса христианской церкви

Сообщение Анна_К » 31 авг 2017, 19:38



Агапия Тихоновна Авдеева - Алипия
Родом из Пензы (1909 или 11 г.)
Карательный отряд расстрелял родителей. Она увидела это, придя от соседей.
Пошла по миру, проучившись 1 класс. Попала в камеру смертников-священников.
Каждый день забирали по 2 чел. С концами. Заходит апостол Петр и вывел ее тихо из тюрьмы.
Их не заметил никто. Вывел над морем и сказал "Иди над морем".
11 дней шла, перелазила преграды. Все локти были порезаны скалами.
Продолжала скитаться до Отечественной войны. После войны в Киево-печерской лавре провела в дупле огромного дуба - подвиг столпничества. Ей Кронид кидал сухарь. Этим и жила.
Так было до 61 года, когда закрыли Лавру. Пришлось опять скитаться.
Последнее пристанище Свято-Покровская Голосеевская пустынь. Стала исцелять. Она молилась за людей.
Болезни проходили самым необъяснимым образом.

11-мин.
Едва ли рождается один юродивый в одно поколение - во всем человечестве.
Юродство выше мученичества, выше преподобничества. Ибо юродивый отказывается от разума, сохраняя его в полной ясности и целости.
Пренебрегают условностями нашего падшего бытия.
Чтобы:
Ни от кого не принимать похвалы. Ниже всяких моральных категорий.
Не отрекались только от веры в Бога.
Спускались в самое дно общества. Где нет ничего светлого. Там они втайне молились об этих падших людях.
Через парадоксальное отрешение там они обретали истинную свободу.
Только духовное обогащение и служение людям.
Радость чужой радости - святые просят смело все нам, чего напрочь лишены сами.
Им давалось нечто бОльшее. Возможности от духовных до бытовых.
Для просьбы тоже надо повзрослеть, окрепнуть.

#28
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость