ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Как теософия объясняет необычные события, которые происходят в нашей жизни.
Закрыто
Владимир
постоянный участник
Сообщения: 1867
Зарегистрирован: 02 апр 2015, 16:25
Откуда: Смоленск

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Владимир » 12 июл 2018, 22:43

Ну почему же не существует. Всеобщее благо существует и называется Нирвана, когда все до неё доберутся. Ну а пока, да, как-то эфемерно, потому что очень-очень далеко, "Там, за горизонтом". Хотя с другой стороны, основной стержень теософии - любовь ко всему человечеству, тоже кажется малореальным, если положить руку на сердце. Однако мы знаем реальных людей положивших свои жизни ради этой любви. Мне кажется этот столб ближе, а значит достичь его реальнее.

#176
Sorata
постоянный участник
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 02 июл 2018, 00:24

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Sorata » 12 июл 2018, 23:08

sova писал(а):
12 июл 2018, 22:38
Sorata писал(а):
12 июл 2018, 22:10
Даже догматики-рериховцы пользуются другим термином - "общее благо", которое означает благо конкретной группы сотрудников.
Это очень странная трактовка, вряд ли известная самим рериховцам.
Насколько я понимал их, когда они говорили об ОБ, то оно означало благо всех рериховцев, рериховского движения, русских-россиян, славян.... и пожалуй все. Вряд ли они включали туда англосаксов, например.
Впрочем, я могу и ошибаться.

#177
Sorata
постоянный участник
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 02 июл 2018, 00:24

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Sorata » 12 июл 2018, 23:11

Владимир писал(а):
12 июл 2018, 22:43
Ну почему же не существует. Всеобщее благо существует и называется Нирвана.
Не знаю как все, а лично я не хочу никакой Нирваны. Тем более что это всего лишь буддийский миф. Отсюда - это не может быть ВСЕОБЩИМ благом, это благо только для тех, кто согласился считать это благом.

#178
Аватара пользователя
кшатрий
постоянный участник
Сообщения: 2509
Зарегистрирован: 23 дек 2016, 23:39
Флаг: Russia

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение кшатрий » 12 июл 2018, 23:13

Sorata писал(а):
12 июл 2018, 22:10
Всеобщего блага как блага всех людей без исключения не существует в природе.
А Братство означает не безликое единство одинаковых, но уважительное отношение друг к другу разных и неравных.
Ну, как сказать? Если считать, что объединение-благо, а разъединение-зло, то "всеобщим благом" будет объединение всех людей. Или, "Всеобщее Братство", что, фактически, одно и то же. И думаю, это будет выгодно каждому, особенно, когда между людьми будет сотрудничество, а не соперничество, кооперация, а не конкуренция, дружба, а не вражда и т.д..) Хоть и конкуренция, например, на рынке-основа развития самого рынка(товаров, услуг и т.д.), но лишь из-за того, что люди пока не нашли способ развивать его без конкуренции, а именно с помощью кооперации.))))
"Состояние сознания-это состояние жизни"(с)Ян ван Рэйкенборг.

#179
sova
постоянный участник
Сообщения: 1050
Зарегистрирован: 25 дек 2016, 21:03

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение sova » 12 июл 2018, 23:14

Sorata писал(а):
12 июл 2018, 23:11
Не знаю как все, а лично я не хочу никакой Нирваны.
А вот бодхисаттвы как раз бьются, чтобы Вы не хотели всего остального. И не исключено, что когда-нибудь они своего таки добьются.

#180
Sorata
постоянный участник
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 02 июл 2018, 00:24

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Sorata » 12 июл 2018, 23:16

sova писал(а):
12 июл 2018, 23:14
что когда-нибудь они своего таки добьются.
Вряд ли. Не успеют... O :-)

#181
sova
постоянный участник
Сообщения: 1050
Зарегистрирован: 25 дек 2016, 21:03

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение sova » 12 июл 2018, 23:22

Sorata писал(а):
12 июл 2018, 23:08
Насколько я понимал их, когда они говорили об ОБ, то оно означало благо всех рериховцев, рериховского движения, русских-россиян, славян.... и пожалуй все. Вряд ли они включали туда англосаксов, например.
Так одно дело -- что они говорили, и совсем другое -- что означает используемый ими термин в их же священных текстах. Вон, сейчас в их заповедной пуще бушует братоубийственная война идиотов с параноиками под неусыпным, но неустойчивым присмотром санитаров леса, которые всё никак не определятся, с кем они. Уж как они друг друга цитатами дубасят -- и всё во имя общего блага, разумеется.

#182
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 13 июл 2018, 04:16

Константин Зайцев писал(а): По идее, иезуитизм, даже если поверить во всё худшее, что говорят об этом ордене, это не эгоизм, а корпоративизм.
Хм, интересная мысль. И если назвать все худшее, что говорят об иезуитском ордене, корпоративизмом, то, волей неволей придется признать, что иезуитский орден стремится распространить на весь мир свои корпоративные правила.
Кстати, тем, кто воспринимает иезуитский орден, как религиозный, а потому не опасный для современного общества по той причине, что современное общество не отличается «повышенной религиозностью», неплохо бы помнить, что иезуитский орден только «прикрывается религиозностью», а на самом деле он давно уже таким не является.
Он был образован под крылом Римского католицизма и под покровительством папы, он прикрывался целью распространения католицизма по всему миру, но истинные его цели оказались совсем не религиозными, а, скорее, политическими и материалистическими - борьба за мировое господство (власть) и мировые ресурсы (накопление богатства).
Анна_К писал(а):
26 май 2018, 12:26
Побольше позитива.
А материалы найдены интересные, полезные.
Мы не боимся информации, ибо вооружены этим простым Знанием.
Материалы про иезуитов, найденные с таким трудом, на самом деле очень интересны.
Постараюсь выложить как можно больше, но не все сразу, а небольшими «порциями».
Это объясняется тем, что,
- во-первых, так удобнее читать;
- во-вторых – имеются чисто технические причины.
Но, я не стала бы этого делать, если бы не была уверена в том, что каждый найдет в этих материалах что-то интересное.

#183
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 13 июл 2018, 04:27

Из передовой статьи газеты «День» 1864 год, № 12.

…В настоящее время пожаловал в Петербург какой-то аббат-француз, чтобы на время великого поста назидать проповедями Санкт-Петербургскую католическую паству.

Римская церковь придает всегда особенное значение этому делу и набирает на это посланничество преимущественно французов, так как французская речь есть родная, ежедневная речь российского высшего общества.
Приезжает проповедник, и посещение католических костелов становится таким же модным занятием для петербургского high-life, как и катание на коньках на английской набережной перед постом, и тому подобные интересы.

Но, катание на коньках дело невинное, и если кому опасно, то только катающимся.

Разумеется, при «катание в костел», может такое случиться и случалось, что некоторые особы сего круга соблазнялись речами католического проповедника и «проваливались» в латинство, это очень жаль, но Бог с ними!

Такое явление объясняется тем, что многие из них совершенно чужды родной земле, чужды православию, чужды всякой веры: понятно, что на такой пустопорожней почве чрезвычайно удобно выращивать семя католическому проповеднику силою французского красноречия, это ведь не церковнославянское baragonin!

Но мы нисколько не желали бы стеснять свободу вероисповедания, и в этом отношении держимся смысла русской пословицы: вольному – воля, спасенному – рай.

Вообще можно сказать, что переход русских в латинство совершается редко по свободному убеждению, а большею частью – вследствие полнейшего незнания учения православной церкви, вследствие того, наконец, что католический священник не обращает, а соблазняет в католицизм.

Повторяем, не это обстоятельство занимает наше внимание в настоящую минуту.

Ходят слухи, что приехавший француз-аббат хлопочет об учреждении при католической церкви иезуитской коллегии, о разрешении иезуитам вновь водворится в России или, по крайней мере, в Санкт-Петербурге, и что такое ходатайство встречает себе симпатию в некоторой части Петербургского общества.
Чем руководятся эти лица Петербургского общества?
Сочувствием ли к иезуитам, принципом ли высшей терпимости, высшего либерализма, или же мнимо-хитрыми соображениями о необходимости для нас снискать благосклонность Римского двора, нам неизвестно.

Признаться сказать, мысль о разрешении иезуитам возвратиться в Россию, после того, как они были изгнаны из России в 1820 году, при императоре Александре I-м, довольно, кажется, отличавшемся веротерпимостью, такая мысль представляется до того несбыточной, дикой и безобразной, что по-видимому не заслуживала бы и опровержения.

Но так как фальшивый либерализм, вместе с фальшивою гуманностью, в особенном ходу в нашем обществе в настоящее время, то не мешает, кажется, на всякий случай, остановить внимание на этом вопросе.

Ошибаются те, которые воображают, что вопрос о разрешении, просимом иезуитами, есть вопрос о религиозной свободе или о веротерпимости.

Впустить в Россию орден иезуитов, это все равно, что пустить в неё заведомо и сознательно шайку шулеров, воров и тому подобных «художников», и даже не всё равно, а в сто раз хуже.

Вор употребляет грубые, вещественные средства для своего дела; вор боится полиции, преследуется ею и сдерживается более или менее страхом огласки.

Иезуиту же нечего бояться: его деятельность почти неосязаема, неуловима, она прикрыта благочестием, и ложь до такой степени перемешана иезуитами с истиной, что отделить её в этом «химическом растворе» чрезвычайно трудно.

Признавая всяческие средства годными для своей цели, иезуит не столько совершает сам, сколько внушает преступления и делает их нравственно возможными для людской совести, но он редко может быть юридически уличен в явном деле.

Известно, что по учению иезуитскому, цель освящает самые безнравственные способы для её достижения, и цель эта – постоянная пропаганда латинства.
Но, эта пропаганда не есть только проповедь известного вероучения, а вербовка в духовное подданичество духовному государю-папе.
Это не открытая проповедь, против которой можно действовать такою же проповедью.
Здесь нет места честной борьбе разных мнений.

Борьба с иезуитами всегда и везде не равноправна, ибо они владеют оружием, которое употреблять последователям других христианских вероучений воспрещает их христианская совесть.

Вся сила иезуитизма, этого христианского ордена, весь успех его и преимущества именно и заключаются в том догмате, что иезуиту дозволены все нехристианские средства и развязана совесть на всякое нехристианское дело, на всё, что возбранено Христом, что составляет отрицание христианства.

Нет никакой возможности бороться с иезуитизмом, как с христианским учением, ибо иезуитизм, под видом христианства, повидимому во всей его строгости и чистоте, разрушает все условия христианского общежития, самую сущность христианской нравственно доктрины.

Этим страшным орудием вольной, развязанной совести и внутреннего освящения всякого злого деяния, не владеет ни один преступник, ни один язычник, потому что и последний, совершая злые поступки, идет наперекор своей совести или тому закону, который, по выражению Апостола Павла, «на сердцах написан».

Иезуиты были не раз изгоняемы из многих стран Европы, по праву каждого народа удалять от общения с собой людей, отрицающих самые основы, отрицающих самые основания, на которых созиждено народное общество.

А эти люди, т.е. иезуиты, такого рода, что против них, с одной стороны недостаточны внешние средства государственные, обыкновенно употребляемые против злодеев, а с другой стороны, бессильна и проповедь истины, потому что ими сознательно признана и освящена ложь – как ложь, как принцип…

Они были, как мы уже сказали, изгнаны и из России.

Возвратиться они могли только при покровительстве власти, и именно характер покровительства, а не просто терпимости, стало бы носить на себе всякое официальное разрешение, дарованное им правительством…

Принцип высшего либерализма, свободы всякой проповеди и вероисповеданий, по нашему мнению, не может никак простираться на иезуитизм, потому что иезуитизм не есть какое-то особое вероучение.

Иезуитизм стремится к достижению не духовной, а материальной цели, имеет в виду не область духа, а исключительно область внешней практической деятельности.

Он уже сам по себе есть положительное преступное действие и, как таковое, подлежит уже совершенно иным условиям, одинаковым с теми, каким подлежат всякие внешние преступные деяния в государстве…

Положим, впрочем, что мы не правы.

Но лица, которые желали бы впустить в Россию врагов Русской православной церкви, подумали ли они о том, насколько собственное наше Русское вооружение в исправности?...

Мы уже имели случай указывать, в каких выгоднейших обстоятельствах находятся в наших западных губерниях польские ксендзы в сравнении с православными священниками, между тем, как ксендз проповедует в своём костеле совершенно свободно, не стесняемым никаким контролем, православный священник в Русской церкви, рядом с этим костелом и нередко в одном и том же селе, не может противопоставить ему немедленно свое слово, а должен посылать свою проповедь за полсотни верст, и на каждое свое действие искать разрешения церковным официальным порядком!...

Взвесили ли они, так либерально зовущие в Россию иезуитов, те обстоятельства, при которых приходится обороняться православной церкви.

Никто не приведет к связанному его врага и не скажет первому – «борись с ним», но прежде развяжет связанного.

Между тем, вследствие разных формальностей, служители православной церкви, по сравнению с той свободой, которой пользуются католические ксендзы на Западе России, и пользовались бы иезуиты, если бы были возвращены, могут называться по истине связанными…

И за какие это заслуги России должно быть оказано такое благодеяние католическому духовенству и папе?

За деятельность ли их в Польше, в Белоруссии и на Украине в конце XVI и в XVII веке?

За Унию ли, пагубные действия которой мы и теперь не можем изгладить?

За ополячивание и облатинение, следовательно, за отъем у Русского народа дучшей, образованнейшей и богатейшей его части в восьми губерниях?

За то ли, что Римская церковь возвела в лики святых Иосафата Кунцевича – лютого мучителя и гонителя православия?

Но все это дела былые; вероятно, есть заслуги новейшие?

И в самом деле, как нам не отблагодарить Римского папу за Польский мятеж, созданный и раздутый латинским духовенством?

За моления, предписанные папой во всех католических костелах об успехе Польского восстания в Царстве Польском и в Западно-русском крае?

За фанатизм повстанцев, внушенный ксендзами, за добрую нравственность, водворенную в Польше проповедниками иезуитов?

За превращение храмов Божиих в революционные вертепы?

За благословение, преподанное злодействам, неслыханным в летописях человечества?

За жандармов-вешателей, приводимых к присяге латинскими священнослужителями?

За деятельность ксендза Маскевича и его шайки?

За сочинение известного Польского гражданского катехизиса?

За применение в самом широком смысле иезуитского принципа, оправдывающего всякое безнравственное средство ради цели?

Все эти подвиги, конечно, заслуживают величайшей признательности, и так как площадь деятельности, отведенная иезуитам, слишком тесна, то необходимо дать им больший простор.

Оно же, тем более кстати, что правительство именно теперь напрягает все свои усилия, чтобы обуздать латинское духовенство в Польше, и через то подавить и сам мятеж.

Вероятно, упомянутые нами члены Петербургского общества догадались, что успех Польской интриги, т.е. водворение иезуитов в Санкт-Петербурге, будет содействовать к ослаблению влияния иезуитов в Польше???

Будем надеяться, что все дошедшие до нас слухи не имеют никакого основания, но эти слухи, тем не менее, существуют…

#184
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 13 июл 2018, 13:27

Из газеты «ДЕНЬ» 1865, №№ 45 и 46.

Помнят ли читатели – во всяком случае мы просим их припомнить – нашу статью в № 12 прошлого 1864 года, по поводу слухов о разрешении иезуитам вновь водвориться в России?

Мы выразились решительно и резко против такого дозволения и нашли себе полную поддержку в общественном сознании всего Русского читающего мира.

Само собой, что мы имели в виду Русскую публику, Русское православное общество, для которого, как для православного, нам не было надобности много распространяться в фактических доказательствах иезуитской лжи и которому, как православному, эта ложь становится ясна и очевидна при самом поверхностном освещении.

Слухи о возвращении иезуитского ордена до того встревожили публику, что правительство поспешило успокоить его заверением в их совершенной неосновательности.

Таким образом впечатление, произведенное статьей «ДНЯ», показало иезуитам, как степень нерасположения к ним Русского общества, так и всю тщету надежд, которую они, без сомнения, питали.

Они решили прибегнуть к другому средству и попробовать в глазах Русской публики, воспользовавшись тою неполнотою изложении, которую естественно представляла наша короткая передовая статья или, точнее сказть, наша живая речь, обращенная к Русскому обществу, имевшая в виду Русских людей, а не отцов-иезуитов (без всякого притязания исчерпать иезуитский вопрос или совратить в православие самих достопочтеннейших патеров).

Один из них, «имеющий счастие принадлежать к их обществу», Русский, отец-иезуит Иван Мартынов прислал нам полемический ответ в виде письма, с просьбой напечатать его в нашей газете.

Мы бы тогда же исполнили это желание и непременно поместили бы ответ (разумеется с нашими примечаниями), если бы это оказалось возможным по силе действоваших в то время цензурных правил.

Вскоре за тем Мартынов напечатал свое письмо отдельной брошюрой в Париже, в виде издания «Кирилло-Мефодиевского общества», основанного иезуитами, преимущественно русскими, с целью распространения латинства в России.

Когда же наконец освобождение от цензурных пут из области толков перешло у нас в дело, мы не медлили ни минуты принять этот печатный вызов, но решились отвечать не собственно на одно это письмо, несостоятельность которого слишком очевидна, а уже разом всем, скрывающимся позади о. Мартынова, и на все высказанные и, наперед, невысказанные ещё возражения, на весь запас возможной их аргументации.

Труд этот взял на себя Ю.Ф. Самарин, и мы с нынешнего же номера начинаем печатание его ответных писем, которых всех будет пять, которыми и закончится наша полемика с иезуитами.

Но прежде всего познакомим читателей с самым письмом отца-иезуита Мартынова, которое, между прочим, написано церковно-славянским полууставом, цифры чисел славянские и, наконец, под числом дня помянуты Русские святые, чествуемые православной церковью!...

Это обстоятельство в письме католического патера не лишено интереса и придает особый колорит всей этой иезуитской попытке.

Вот самоё письмо.

#185
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 13 июл 2018, 13:53

«Милостивый государь, Иван Сергеевич!»

В 12-м нумере издаваемой вами газеты «ДЕНЬ» напечатана на первом месте статья о иезуитах.
Я имею счастье принадлежать к их обществу, и как член его, и как Русский, особенно же, как священник, не могу оставить этой статьи без ответа.

Суждения, изложенные в ней, до того не правдоподобны, обвинения, возводимые на нас, так ужасны, что молчание с нашей стороны было бы оправданием тех и других, и соблазнов для католиков, живущих в России.

К тому же и Святое Писание учит нас пещись о имени (Сирах.45,15).
Я не смоневаюсь ни в вашей благонамеренности, ни в чистоте ваших личных убеждений.
Ваша прямота в выражении своей мысли – известна.
Я знаю даже вашу готовность делать гласными справедливые возражения на статьи вашей газеты.
Вот почему я ни минуты не колебался в намерении сообщить вам несколько скромных замечаний на упомянутую статью. Я изложу их без увлечения, без горечи, с единственной целью рассеять мрак плачевных предубеждений, столь несовместной с названием вашей газеты и с требованиями истинного просвещения.

Вы сравниваете наше общество, носящее имя ИИСУСА, с шайкой шулеров, воров и злодеев.
Мало того, вы ставите нас во сто раз ниже и считаете хуже последнего язычника.

Я получаю вашу газету со времни её появления и читаю её с особенным вниманием.

Надо отдать вам справедливость – вы нас не щадите.

Что внушает вам такую беспощадность, ревность ли по доме Божием, избыток ли христианской любви, или осознанная несовместимость нашего общества с вашей теорией о славянстве, или просто страсть к литературному наездничеству, - не знаю.

Знаю только, что едва ли найдутся в год номера два, три, где не было бы речи, прямо или косвенно о том, что вы называете иезуитством.

Во всяком случае, никогда ещё вы не обращались с нами так бесцеремонно, как в той статье.

Не входя в длинные рассуждения, я ограничусь одним, чрезвычайно простым вопросом.

Если мы действительно хуже воров и злодеев, объясните Бога ради, каким образом «художникам такого рода» позволяется не только существовать и размножаться, но ещё учить, проповедовать, совершать духовные требы и т.д., притом в странах самых просвещенных, каковы Франция, Бельгия, Англия, Германия?

Каким образом стоокая полиция до сих пор не открыла ни малейших следов какого бы то ни было преступления, совершенного нами?

Каким образом самые ярые враги нашего общества доселе не могли уличить нас ни в каком злодеянии?

И не странно ли, что за эту попытку взялись вы, и где же?

В стране, где около полустолетия нет ни одного из наших?

Где, следовательно, о нас знают только по романам, понаслышке, тогда как в западных странах, где мы действуем среди белого дня, где нас насчитывают сотнями и тысячами, где притом немного более, думаю, гласности, нежели в России. Подобные попытки сделались крайне пошлыми и тешат разве одну необразованную толпу.

Еще страннее ваши доводы. Так, по вашему, мы опаснее всех преступников потому, что у нас совесть извращена и что наша деятельность почти неосязаема и неуловима.
Помилуйте!
Ведь мы не духи бесплотные; мы такие же люди, как и все прочие, и наша деятельность существенно ничем не отличается от деятельности остального католического духовенства.

Разве мы составляем какое либо тайное общество?

Разве мы не проповедуем на весь мир?

Вот хоть здесь, в Париже, уже пятнадцать лет как в соборной церкви, каждое воскресенье великого поста, проповедует один из наших священников, при огромном стечении избранных слушателей из целой столицы, не говоря уже о других проповедниках; а так открыто проповедуем мы везде.

В наших школах перебывало не одно поколение учеников, которых вы найдете на всех ступенях гражданского общества.
Какая тьма свидетелей!
Устав нашего общества находится у книгопродавцев, и не в одном издании.
Безпрестанно мы печатаем новые сочинения по всем отраслям науки.
Одним словом, наше учение, наш образ жизни, вся наша деятельность учительская, священническая, миссионерская до того открыта и очевидна, что она многим колет глаза, а вы называете её почти неуловимою.

Не вы ли сами говорите в другом месте, что мы имеем в виду не область духа, а исключительно область внешней, практической деятельности?
Как это согласить с её неуловимостью?
Если же она в самом деле неуловима, то на чем основаны ваши суждения, и как можете вы произносить над ней приговор с такой торжественной уверенностью?

Известно, провозглашаете вы, что по учению иезуитскому, цель освящает самые безнравственные способы.
Известно!
Но позвольте вас спросить, откуда вам это известно?
В каком месте нашего устава прочли вы это пресловутое правило?
И почему вы не потрудились указать издания, страницы?
Вероятно, для просвещенной Москвы такие указания излишни.
Ей ли не хранить благочестивых преданий Странствующего Жида (Juif Errant)?
Ей ли не знать на память Тайных Увещаний (Monita Secreta) и тому подобных официальных документов?
Вероятно вы знаете наш подлинный Устав гораздо лучше нас самих.
Ведь для вас даже самые сокровенные движения души не тайна: вы осязаете все её настроения, вы видите насквозь её изгибы.
Иначе как могли бы вы утверждать, что у нас извращена совесть, или что вся сила иезуитизма, этого христианского ордена, состоит из догматов, что иезуиту дозволяются все нехристианские средства и развязана совесть на всякое нехристианское дело, что нами сознательно признана ложь, как принцип?

Вот скоро 20 лет, как из кандидата С-Петербургского университета я сделался иезуитом.

Я посещал дома нашего общнства в Галиции, Германии, Бельгии, Франции, Италии, Сицилии; другие из моих сородичей, именами которых гордится Русское дворянство, бывали на Востоке; все мы знакомы с сотнями собратов из всех стран света.
Каким чудом, ни от одного из них нигде и никогда мы не слыхали ничего подобного тому, что вы с такой наивной торжественностью приписываете всему обществу, которое, заметьте, наполовину состоит из священников, ежедневно приносящих у алтаря бескровную жертву?

До сих пор я полагал, что у нас совесть та же самая, какая была до вступления в общество, и что она такого же свойства, как у всех прочих людей; я всегда слышал и верил, что ложь, как ложь, сознательно признается только исконным врагом человечества, тем, кого Святое Писание называет отцом лжи; но что человек, сознательно признающий ложь, как догмат, как правило своих действий, есть нравственный миф и просто немыслим.

Вы судите иначе: по вашему, не только подобное явление возможно, но сверх того, вы уверены, что такие нравственные чудовища могут добровольно пожертвовать всеми прелестями мира, друзьями, семьей, родиной, образовать из себя целое общество, действовать открыто, принадлежать ко всем народностям, ко всем классам гражданского общества, не исключая лучших фамилий; что они могут существовать в таком виде целые столетия и даже руководить совестью царей и народов.

Признаюсь, такая могучая логика не по силам моему слабоумию и, несмотря на всю мою добрую волю, я не в состоянии разделить ваших умозрений.

Да и у вас самих они, кажется, не достигли ещё полного разумного сознания.

Так, вы замечаете в одном месте, что ни у одного преступника, ни у одного язычника не изглаживается тот внутренний закон, который по выражению Апостола «на сердцах написан».

Как же мог он совершенно изгладиться у нас, священников?

В другом месте вы сознаетесь, что мы не столько совершаем сами, сколько внушаем другим преступления, и что редко можем быть юридически уличены в явном деле. Новая уступка и новое противоречие.

Всего более жаль, что вы не привели ни одной улики на лицо; обвинения ваши ужасны, а доказательств никаких нет.

Виноват, есть; а именно в статье «Водворение иезуитов в Польше», которая помещена вслед за передовой, как бы с намерением оправдать ваши опасения на счет нашего возвращения, и тем сильнее пугнуть Россию.

Вот, по словам г.Рощина, автора этой статьи, и образчики того, к каким средствам прибегли мы в Польше для привлечения к себе необразованной и суеверной толпы.

«В 1586 году иезуиты устроили крестный ход в праздник Тела Господня с таким поразительным великолепием, какого до того времени в Вильне не видали» затем описываются лица, участвовавшие в процессии, их наряды и прочее.
«Все это, продолжает автор, сопровождалось превосходной музыкой, стройным пением и звоном колоколов многочисленных костелов Виленских.
Успех крестного ходя был неимоверный;
между прочим, 300 взрослых протестантов тотчас же перешли в католичество, и в числе их знаменитый впоследствии Лев Сапыга, бывший тогда Литовским подканцлером.

Итак, внешнее благолепие церковного празднества (одного из торжественнейших в католической церкви), превосходная музыка, стройное пение, звон колоколов – вот те нехристианские средства, какими мы достигали не менее нехристианские цели, то есть возвращение протестантов в католичество: средства тем более коварные, что ими привлекалась суеверная толпа; хотя пример князя Льва сапыги показывает, что привлекаемы были не одни суеверы.

Другие средства, которыми иезуиты достигали своих целей состояли обыкновенно в том, что прибыв на место, назначенное для их деятельности, прежде всего они возвышали голос в костелах и действительно необыкновенным красноречием своим тотчас обращали на себя внимание (это в самом деле непростительно).

Вслед за тем, пока не простывало ещё впечатление проповеди, знакомились с самыми значительными людьми, делались их исповедниками, образовывали в городе благочестивые братства и ставили таким образом членов их в полную от себя зависимость (разумеется, духовную).

Ясно, что владея совестью людей и располагая значительными денежными средствами (для благочестивых целей братств, как сказано выше) иезуиты не встречали больших препятствий в достижении своих целей.

Это собственное выражение вашей газеты, исключая помещенных в скобках.

Каждый может видеть, как сильно тут доказывается та аксиома, что нашей совести позволяется всякое нехристианское дело, и, после таких непререкаемых доводов, конечно, перестанет сомневаться в истинности обвинений, на нас возводимых.

Наконец, мы возводили везде школы и непостижимым образом (каким именно, г.Рощин не объясняет) в оные привлекаемы были дети самой влиятельной и богатейшей шляхты, из всех окружных стран. Так в Брунсбергскую школу присылались дети из Пруссии, Дании, Польши и Литвы.

Вот все улики, какими доказывается безнравственность нашей былой пропаганды в Польше; других, по крайней мере, я не нашел.

Нельзя не благодарить вас за эти простодушные признания; они стоят похвального слова.

И мне кажется, что всякий беспристрастный читатель, взвесив подобные доводы и потом сравнив средства, какими мы обращали иноверцев, с теми, к которым теперь прибегает греко-российская церковь в западных губерниях, невольно призадумается и скажет про себя: «По истине, я не вижу никакой существенной разницы между пропагандой иезуитской и православной: и та, и другая заводят школы, основывают братства, проповедуют своё учение путём благолепных обрядов, исповеди, катехизисов, учебников и т.д.» предоставляю вам самим разрешить недоумение этого читателя, и со своей стороны спрошу вас: справедливо ли обвинять нас в употреблении тех же самых орудий духовной пропаганды, которые ваша собственная церковь на ваших глазах проводит в дело с таким необычайным рвением? Уж и у неё не развязана ли совесть на нехристианские дела?

Но, разница, может быть, в целях?

Посмотрим.

Цель иезуитства, пишете вы, - постоянная пропаганда латинства; но под латинством вы разумеете не только проповедь известного вероучения, а вербовку в духовное подданичество духовному государю-папе.

Тут много неточного.

Во-первых, неточно, что мы распространяем латинство (с которым неразрывно понятие о латинском обряде).

Мы проповедуем не латинство, а католическую веру.

Я знаю, что вы приписываете нам замысел обращать в латинский обряд; но это одно голословное утверждение, которое вряд ли удасться вам доказать и против которого я уже не раз заявлял своё мнение печатно.

Прочтите моё введение в Апологию Смотрицкого; вспомните известную вам брошюру о.Гагарина, также изданную мною на русском языке; раскройте папские грамоты, - везде найдёте вы повторение знаменитого правила, что Римская церковь желает только, чтобы все иноверствующие сделались не латинянами, а католиками: ut omnes catholicisint, non ut omnes latini fiant (Булла Венедикта XIV, Allatae sunt, 18).

Если же тепеть Русские, делаясь католиками, принимают и латинский обряд, то причина тому очень естественная.

В России нет ни униатских церквей, ни свободы исповедовать католическую веру, оставаясь при славянском обряде.

Как скоро будет дана эта свобода, - переходя в латинский обряд сами собою прекратяться.

Впрочем, не обряд спасает человека, а вера, что вы нередко забываете, смешивая веру с обрядом, существенное с второстепенным.

Другая неточность состоит в том, что вы различаете вербовку в духовное подданичество папе от проповеди католического вероучения.

На деле это различие не существует.

Мы везде проповедуем догмат о главенстве Римского первосвященника и вытекающую отсюда обязанность повиноваться ему, как верховному представителю единого духовного царя-Христа; этим и ограничивается вся наша вербовка в духовное подданичество папе.

Что тут особенного или преступного, я право не вижу.

Тому же самому догмату учит каждый католический священник и верует каждый католик.

То же самое проповедовали святые Кирилл и Мефодий, пред которыми вы благоговеете и которых Римская церковь причислила к лику святых; и они вербовали Славян в духовное подданичество папе; и они считали эту вербовку одной из существенных частей христианского вероучения, за что, конечно, осуждать их вы не станете.

Итак, ни в цели нашей пропаганды, ни в средствах к достижению её ничего преступного нет.

Отчего же, при одной мысли о нашем возвращении в Россию, вы призываете на нас все грозы гражданской власти, той самой, которую вы так часто просите не вмешиваться в дела совести, как чисто духовные?

Что означают ваши уверения в любви к свободе всякой проповеди и всякого вероисповедания?

Или, католическое вероучение, а следовательно и наше, ибо другого мы не имеем, хуже магометанского, еврейского, буддийского?

Очевидно, вы боитесь, а у страха – глаза велики: истина, которую ещё не так давно вы сами развивали в своей газете, по случаю каких-то слухов об украйнофильском движении, и которые вполне подтверждаются вашим собственным примером.

Да, только влиянием сильной боязни объясняются ваши, позвольте сказать, порою забавные встречи с иезуитским призраком, который вашему пламенному воображению представляется повсюду.

Никогда, однако Этот страх не принимал у вас такие громадные размеры, как в той статье, о которой идет дело.

Тут вам уже просто мнится, будто на Русскую церковь ополчаются несметные, необоримые враги – и вот вы спешите увериться, насколько во всеоружии и исправности она и готова ли к борьбе.

Вы наивно признаетесь, что она не в состоянии защищаться, что у неё нет свободы слова, что она «связана».

Для полнейшего оправдания своих опасений вы с ужасом указываете на её плачевное изображение, начертанное искусною и опытной рукой г. Беллюстина и приложенное вами в том же номере «ДНЯ».

Из этой статьи, озаглавленной «Славянство и православие», явствует, что господствующая в России церковь страждет бессилием, что её православие – знамя раздора, что у неё нет «объединяющей силы», что язвы её глубоки и вряд ли излечимы.

Печальные признания!

Для полноты картины недостает только строгой, беспрестанно растущей фигуры старообрядства, которое, как всем известно, есть живое доказательство бессилия господствующей церкви, и, по уверению некоторых её защитников, если бы имело свою гласную иерархию, то в 10 лет отторгло бы от православия всё крестьянство, всё мещанство и даже часть купечества. («Московские ведомости», № 65, статья В.К.) – что совершенная правда.

В итоге всех этих признаний и обвинений, обмолвок, недомолвок, оказывается: с одной стороны – необыкновенная сила слова, громадность успехов, влияние неимоверное на все классы общества, и вместе с тем – пропаганда лжи, преступные цели, безнравственность средств; с другой, напротив, - истинное православие, святость цели, христианские способы пропаганды и, несмотря на то, внутреннее бессилие, отсутствие свободной проповеди, ничтожность результатов, страх.
Там шайка нравственных извергов – а дела истинно-апостольские.
Тут церковь, называющая себя единою, святою, соборною и апостольскою и не дающая никаких плодов духовной жизни.
Там сила Вельзевула – и чудеса живой благодати.
Тут сила Божия – и одна мёртвая обрядность.

Какое ниспровержение законов нравственного и духовного мира!

Воля ваша, а здравый рассудок отказывается допустить возможность подобной фантасмагории.

Остаётся предположить, что та «невидимая, непостижимая, неизвестная» вам сила нашей духовной деятельности есть не что иное, как сила небесной благодати. Допустите это, и тотчас все противоречия исчезают, здравый смысл удовлетворён, Евангелие перестает быть праздным словом, всё объясняется очень просто.

Допустите, что мы глашатаи истинной Христовой церкви, хотя и непотребные, и вы поймёте обратительную силу вашей проповеди, плодотворность богоугодных дел, влияние на общество, неусыпное рвение в приобретении душ Христу и неизменное постоянство в стремлении к цели.
Тогда вы коснетесь перстом той раны, которою страдает Русское православие; вы уразумеете, отчего у него нет «объединяющей силы», а у нас её так много; одним словом – отчего между вашею и нашею пропагандою такая огромная разница.

Тогда становится понятна та слепая ненависть, которую питают к нам враги католичества, те гонения, которым наше общество всегда подвергалось и будет подвергаться, пока останется верным своему высокому призванию.

Недаром оно носит пресвятое имя ИИСУСА.

Наконец, тогда вы сами почувствуете всю странность следующих слов, которые вы приводите в доказательство того, что мы – люди опасные для общественного благоденствия.

Иезуиты, пишите вы, были изгоняемы из многих стран Европы.

Довод особенно странный под пером православного.

Как будто гонение не есть насущный хлеб истинной церкви и залог её могущества!

Как будто она не взросла среди кровавых гонений и не полагает всю свою славу, всё блаженство, в кресте, в страданиях и мученической смерти!

Разве мир не гнал апостолов, как отребье рода человеческого?

И разве ученики могут быть выше своего Божественного учителя?

Что же доказывает один факт изгнания, когда вы говорите ни кем и какого рода людьми мы были изгоняемы, ни в какие времена и при каких обстоятельствах?

Не надо было умалчивать и о том знаменательном обстоятельстве, что когда наше общество было уничтожено во всей остальной Европе, оно продолжало существовать в России под покровительством Екатерины II, прозванной мудрою.

Правда, нас изгнали и из России, но вспомните, за что и по чьим проискам; перечтите указ о нашем изгнании, и вы увидите, что нам вменялось в преступление ничто иное, как совращение православных в католическую веру.

Вот несколько замечаний, внушенных мне передовой статьей 12-го номера вашей газеты.

Надеюсь, что вы не найдёте в них ничего оскорбительного ни для вашей личности, которую я уважаю, ни для нашего общего отечества, которое я люблю не меньше вас.

Зная по опыту силу народных и особенно религиозных предрассудков, я могу руководиться только чувством сердечного сострадания; тем более, что ваши суждения о нас обличают полную бессознательность и в то же время показывают, какими дикими предубеждениями должны быть заражены умы менее просвещенные, когда они, грустно сказать, доходят до таких отчаянных размеров у людей, почитаемых передовыми, у вожатых общественного мнения. я убеждён, что вы не замедлите дать гласность моему ответу на страницах вашей газеты – благородство всей вашей литературной деятельности служит в том порукою.

Притом, вы сами справедливо заметили, что «никто не приведет к связанному врага его и не скажет: «борись с ним», но наперед развяжет связанного».
В настоящем случае, связаны, конечно, не вы, а мы.
Развяжите же наперед связанных, или перестаньте бороться.
Заключу словами святого Василия Великого, писавшего в свою защиту к инокам (Послание 226, том III, издание – Париж, 1730): «Ложь разглашается безбоязненно, а истина утаивается. Обвиняемые осуждаются без суда, обвинения же принимаются на веру. Умоляю ваше о Христе братолюбие, не принимайте клевет, сочиненных одной противной стороной за вполне достоверные показания, ибо , по писанному, закон никого не осуждает прежде, нежели выслушает обвиненного и исследует его поступок».

С тем вместе прошу вас принять уверения в искреннем почтении, с которым имею честь быть,
Милостивый Государь, ваш покорный слуга Иван мартынов, священник общества Иисуса.

Париж, 2-го мая 1864 г.
(в день Святого Афанасия Великого и перенесения мощей Святых Мучеников Бориса и Глеба).

#186
Аватара пользователя
Александр Дущенко-dusik_ie
постоянный участник
Сообщения: 3232
Зарегистрирован: 12 сен 2015, 08:12
Откуда: Сумы. Украина
Флаг: Ukraine

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Александр Дущенко-dusik_ie » 13 июл 2018, 16:55

Sorata писал(а):
12 июл 2018, 23:11
Владимир писал(а):
12 июл 2018, 22:43
Ну почему же не существует. Всеобщее благо существует и называется Нирвана.
Не знаю как все, а лично я не хочу никакой Нирваны. Тем более что это всего лишь буддийский миф. Отсюда - это не может быть ВСЕОБЩИМ благом, это благо только для тех, кто согласился считать это благом.
Никаким всеобщим благом Нирвана не является, иначе она именовалась бы Вечным Раем.
Всеобщее благо будет на Земле только в конце 7-й Коренной Расы, когда уже Дэвачана не будет, а люди станут теми же Царями Эдема, как в 1-й Расе, только с самосознанием.

#187
Аватара пользователя
Александр Дущенко-dusik_ie
постоянный участник
Сообщения: 3232
Зарегистрирован: 12 сен 2015, 08:12
Откуда: Сумы. Украина
Флаг: Ukraine

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Александр Дущенко-dusik_ie » 13 июл 2018, 17:08

Татьяна Медведкова писал(а):
13 июл 2018, 13:27
Из газеты «ДЕНЬ» 1865, №№ 45 и 46.
...
А ссылками вы пользоваться не умеете? Иле это уникальный материал, которого нет в Инете?
Или боитесь, что перехват будет?

#188
Аватара пользователя
Константин Зайцев
администратор
Сообщения: 2333
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 03:00
Откуда: Москва
Флаг: Russia
Контактная информация:

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Константин Зайцев » 14 июл 2018, 00:10

Анна_К писал(а):
12 июл 2018, 00:55
Корпоративизм - это тот же эгоизм, только в интересах не отдельной личности, а отдельной организации (корпорации, ордена и проч.).
Тогда всё эгоизм - жизнь интересами семьи, патриотизм... Это будет лишь размыванием понятия.
Сначала человек эгоист, потом он живёт интересами семьи, племени, далее страны (патриотизм). Если это всё считать формами эгоизма, тогда вообще трудно понять, где не эгоизм. Наверно только у будды.
Но это всё же, я считаю, не эгоизм. Это всё же жертвование своими интересами ради интересов ордена, ради некоей возвышенной (как им говорят) идеи. Похожее широко практиковалось, например, в СССР.
Теория — кум практики

#189
Ольга
постоянный участник
Сообщения: 360
Зарегистрирован: 23 апр 2017, 00:17

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Ольга » 14 июл 2018, 08:46

Сострадание = жертвенность. Христос воплотился для помощи человечеству.
“ Все страдания приходят от желания своего собственного счастья Совершенные Будды рождаются из мысли о помощи другим. ”

#190
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 14 июл 2018, 23:05

Александр Дущенко-dusik_ie писал(а):
13 июл 2018, 17:08
А ссылками вы пользоваться не умеете?
К сожалению, эта ссылка у меня не сохранилась.
Попробую поискать ещё и если найду, обязательно сообщу.
Александр Дущенко-dusik_ie писал(а):
13 июл 2018, 17:08
Иле это уникальный материал, которого нет в Инете?
Наверное, сейчас уже можно сказать, что «материал этот» - уникальный, но в интернете он есть.
Только по большинству ссылок предлагают купить книгу, а не читать или скачать.

#191
Аватара пользователя
Константин Зайцев
администратор
Сообщения: 2333
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 03:00
Откуда: Москва
Флаг: Russia
Контактная информация:

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Константин Зайцев » 15 июл 2018, 00:07

Письмо г-на Мартынова предстваляется мне вполне убедительным. Только вот по мне что католицизм, что православие - хрен редьки не слаще.
Теория — кум практики

#192
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 15 июл 2018, 00:42

Константин Зайцев писал(а):
15 июл 2018, 00:07
Письмо г-на Мартынова предстваляется мне вполне убедительным.
Мне тоже это письмо (иезуита Мартынова) показалось убедительным.
Но, это только - на первый взгляд.
Когда я прочла ответ Мартынову (первое письмо Самарина Ю.Ф.), то поняла, почему письмо иезуита показалось мне убедительным.
Причина в том, что мы очень многого не знаем.
Наверное, история повторяется только потому, что историческая память народа очень коротка.
Константин Зайцев писал(а):
14 июн 2018, 23:19
Только вот по мне что католицизм, что православие - хрен редьки не слаще.
На самом деле, различие между ними, незначительные поначалу, разрослось до гигантских размеров.
Если православная церковь продолжает оставаться религиозной "организацией", то католическая церковь превратилась в религиозную ширму для иезуитского Ордена, который в настоящее время занимается совсем не религиозными делами.

Если теософам не интересно знать, каков был ответ иезуиту, то я не буду его здесь помещать (тем более, что он очень большой по объему).
Кому интересно, сами найдут.
Но, думаю, что некоторые приложения, помещенные Самариным в книге "Иезуиты и их отношения к России", окажутся очень полезными тем, кто пытается понять то, что сейчас происходит в мире.

#193
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 15 июл 2018, 00:53

ПОЛЬСКИЙ КАТЕХИЗИС

Польский катехизис, это плачевное практическое применение учения иезуитского, сделался впервые известен в Русской печати во время последнего Польского мятежа 1863 и следующих годов.
Перепечатываем его из тогдашних Русских газет.

П.Б.

В настоящий великий час возрождения нашей возлюбленной отчизны, каждый, считающий себя ея верным сыном, обязан по силам своим и средствам, приносить на алтарь отечества и поддерживать на нём ту божественную искру, которая всегда сохраняла народ польский во всех его тяжких бедствиях и приготовляла его к новому великому возрождению, на погибель злостных и коварных врагов.
Искра сия в настоящее время ещё тлеет, но настанет время, когда она вспыхнет, с великим пламенем охватит всю вселенную и народ польский, как чудесная Саламандра, возрожденный и облистанный огнём своего патриотизма, явится освободителем угнетенных наций и представителем цивилизующей европейской миссии. Время это настанет, но надо вооружиться терпением, твердостию характера и силою воли. Вспомним, что Финикия и Венеция владели миром не силою оружия, но умом, просвещением и богатством.
Последуем же их примеру и будем соблюдать прилагаемые здесь правила, составленные человеком опытным т преданным своей родине беспредельно.
Польша ныне является, по преимуществу, страною для торговли и цивилизации. Была пора владычества Польши силою её непобедимого и славного оружия, но судьбы Божии неисповедимы; теперь предстоит ей владычество над теми странами силою ума, торговли и просвещения.
Взгляни на Англию: нация исключительно торговая, сильнейшая в мире и владычица всего мира. Англия – на море, а Польша – на суше.
У Англии колонии – всё её богатство, но они удалены.
У Польши есть своя «Индия» - Украйна и Литва. Колонии эти с Польшею составляют одно целое и, при уме и знании вести дело, никогда в материальном плане не будут от неё отторгнуты.
Мы предлагаем нашим братьям по крови и вере принять следующие, небесполезные для них, советы, для более идинообразного действования к достижению общей цели.

1. В забранных краях помещики должны стараться всеми мерами не выпускать из рук своих имений, а если необходимость заставит расстаться с ними, то продавать только своим соотечественникам, или, в крайнем случае, жидам, но не давать развиваться там русскому элементу. Помогать во всех нуждах своим братьям, русским же помещикам делать всякого рода неприятности, ничего им не продавать и не покупать у них и т.д. заводить с ними процессы, кои легко будут ими проигрываемы, по случаю занятия судебных мест в тамошнем крае нашими же единоверцами.
Словом, делать всё, чтобы принудить их продать свои неправо приобретенные имения и выехать из этого края в свою Московию.
Продающиеся же расские имения, хоть общими силами, в компаниях, приобретать в своё владение.
Чрез это достигнем со временем, в этих странах исключительно польского господства и средоточия богатств края в руках наших братий – на пользу и помощь своей отчизне.
Пускай алчная Россия считает Украйну и Литву своею собственностью; но кто ими будет пользоваться материально, того она, конечно, понимать не будет.
Кроме того, предлагаемые средства будут препятствовать слиянию этих губерний с ненавистною Московиею, а если будем пользоваться тупоумием и неразвитостью тамошних попов, то, действуя на корыстолюбие их деньгами, можем усыпить и этих, лютейших по своему изуверству, наших врагов.
Усыпив же сих … (пропущено слово, неприличное к печати) и действуя с хитростью и умом на народ, будем в состоянии, если не отвратить его от своей схизматической веры, то поколебать доверие к своим попам, чего и достаточно, чтобы народ смотрел на них неприязненно.

2. Так как Русские, большею частию, необразованны, ленивы и беспечны, то стараться Полякам как можно более образовать себя специально, чтоб иметь всегда преимущество перед Русскими в занятии лучших, выгоднейших мест, и тем самым подчинить себе эту грубую нацию морально.

3. Людям, специально образованным, стараться непременно служить в России, не обращая внимания на возгласы неразвитых людей (не посвященных в тайны политики), что «служить русскому правительству для Поляка – бесчестно». Служа на пользу своей родине в России, каждый Поляк являет в себе великую миссию и самоотвержение для блага своих соотчичей.

4. Если ты намерен вступить в русскую службу, то служи только там, где можешь рассчитывать на верный доход, и как скоро наживешь достаточный капитал, оставляй службу и поселяйся на жительство в своей отчизне, чтобы нажитые тобою деньги в России, сделались достоянием твоих собратий. Этим ты не только искупишь своё служение ненавистной тебе стране, но ещё принесёшь пользу своей отчизне, ибо всякая мера, которая может вести к обеднению общего врага отчизны, не только дозволительна, но и необходима. Средством этим ты подрезаешь ему когти.
Стараться всеми мерами, где только откроется возможность, наживаться на счет русской казны. Это не лихоимство и не порок, а добродетель, потому что обирая русскую казну, ты чрез это самое обессиливаешь враждебное тебе государство и обогащаешь свою родину, а следовательно делаешь добро своим собратьям, и святая церковь простит тебе такое преступление. Сам Господь Бог, запретивший убивать ближнего, разрешил через своих святых мужей обнажать оружие на покорение врага израильского. Предлагаемое же здесь оружие не смертельно, и тем более достойно уважения, что отымая от все-грабящего награбленные им богатства, ты передаешь их беднейшим твоим собратьям, когда же твое отечество будет богато, то оно будет и сильно.

5. Старайся достигнуть всякого влиятельного места, а получив такое место и сделавшись сильным, покровительствуй своим собратьям и доставляй им в свою очередь выгодные и доходные места. Для достижения этой цели всякие средства дозволительны, хотя бы они казались для других низкими. Помни, что это ты делаешь для пользы своей отчизны, а потому и унижение твоё должно в глазах твоих соотчичей считаться великою жертвою, а что говорят против тебя другие, не соотчичи твои, на то не обращай внимания и делай своё дело.
Русский в особенности любит лесть и, отуманенный ею, готов скорее дать место тебе, чем своему, может быть и достойнешему тебя, собрату, но неспособному, по своей грубой натуре, к вежливому обращению. Потому, лесть, как могущественный рычаг против человека русского, по преимуществу употребляй везде, где из неё можешь извлечь выгоду в своих планах. Когда же таким образом, все влиятельные места в России будут в руках Поляков, то и Россия незаметным образом сделается нашей данницею.

6. В войске русском долго не служи, чтобы, дослужившись до высших степеней, не сделаться невольным оружием ненавистного твоему народу, правительства, - исполнителем его планов. Вообще служи до того времени, пока иссякнут доходы и средства к твоему обогащению, после чего, не гоняясь за увлечениями и постыдными украшениями, покидай свою службу и скорее поселяйся в кругу своих соотчичей, чтобы приобретенным тобою сокровищам не дать перейти в руки врагов твоих.

7. В гражданской же службе служи сколько достанет сил твоих и всходи на самые высокие ступени, отказывайся однако от занятия первых государственных должностей, а добивайся только всеми мерами быть помощником вельмож, товарищем и вообще приближенных к ним лицам. В первом случае правительство будет смотреть на тебя недоверчиво, и ты не будешь посвящен во все его планы. Во втором, если сумеешь взять своего начальника в руки и приобрести его доверенность, то тебе сделаются известны тайны правительства, а следовательно, и твоим соотчичам. Если правительство откроет обман, то ответит твой начальник, а ты будешь в стороне и сохранишь себя для нового служения своей родине.

8. Будь во всем правою рукою твоего начальника и, для достижения его доверия, не щади ничего, брани в его глазах даже своих соотчичей и осуждай их действия. Ничего нет легче, как этим средством убедить каждого Русского в преданности твоей к России и правитеьству. Вкравшись в доверие твоего начальника, тебе легче будет тайно покровительствовать твоим собратьям.

9. Если заметишь вредного для твоей родины влиятельного члена в русском обществе, старайся всеми средствами приблизиться к нему и снискать его расположения для твоих собратий, чрез что, если не уничтожишь его, то, зная все замыслы врага, можешь отвратить грозящее бедствие, противопоставив ему равносильное оружие.
Когда же, таким образом, во всех управлениях России будут наши агенты и все государство будет покрыто как бы сетью единодушно действующих наших собратий, то оно будет в наших руках и, со времен, действуя систематически на русское общество, затрагивая нежные чувства сострадания, мы подготовим его к уверенности в необходимости отделения Польши. Все это может произойти без всякой вооруженной силы и кровопролития, а чрез это мы будем ещё крепче и могущественнее в будущем.

10. Помни, что Россия – первый твой враг, а православный есть еретик (схизматик), и потому не совестись лицемерить и уверять, что они кровные братья, что ты против Русских ничего не имеешь, а только против правительства, но тайно старайся мстить каждому Русскому. Он, по своей ненависти к римской церкви и к Полякам, не будет никогда твоим другом и всегда поддержит в насилии против тебя правительство.

11. Между Русскими говори всегда, что Немцы первые враги Русских и Поляков, что они, для политических целей, всегда расстраивают своими кознями дружеское согласие между обоими народами.
Русские ненавидят Немцев, а потому всегда этому верят.
Это самые лучшие твои ширмы для прикрытия твоих действий и, уверив неприятеля в искренней к нему дружбе, ты легко усыпишь его.
Во всяких, обнаруженных твоих планах, сваливай вину на Немцев, чрез то ты обратишь удар в другую сторону и будешь способствовать уничтожению одного врага посредством другого, а сам избегнешь подозрения.
Говоря с Русским, старайся выводить его из терпения: по своей глупой и откровенной натуре, в спорах, Русский выскажется, а это тебе только и нужно.
Зная цель врага, ты противопоставишь ему верное средство.

12. В Обществах Русских старайся более молчать и не высказывай своих убеждений, потому что это не выгодно.
На Русского в своем обществе старайся нападать – сначала на ненавистное правительство, которому он, как раб, служит; потом на угнетение им других народностей, и наконец, на бесчувственность его и черствость сердца к угнетенным братьям Полякам.
Старайся подействовать на самолюбие Русского, и тогда к концу разговора сделаешь из него преданного ьебе слугу в твоих предприятиях. Русский, при своей простодушной и грубой натуре, весьма саолюбтв, и название варвара его бесит. Чтобы избавиться от этого ненавистного прозвища, он готов всадить нож в ребро своего собрата. Затрагивай искусно самолюбие Русского и пользуйся им.

13. Если имеешь дело с сильным и хитрым врагом, который тебя разгадывает, всеми средствами старайся его уничтожить и избери для этого оружие надежнейшее, именно: содействие влиятельного Немца. Немец, по вражде своей к русскому элементу, тебе поможет, - враг твой погибнет, но будет думать, что обязан своим падением немецкому влиянию. Этим средством ты ещё более докажешь, что истинный враг русского – немец, а сам, ни в чем не подозреваемый, сделаешь из врага себе приятеля и помощника в твоих планах.
=============================

#194
Аватара пользователя
Константин Зайцев
администратор
Сообщения: 2333
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 03:00
Откуда: Москва
Флаг: Russia
Контактная информация:

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Константин Зайцев » 15 июл 2018, 01:05

Вроде бы подлинность этого текста пока что не доказана; где оригинал на польском языке?
Даже сторонники подлинности этого документа приписывают его авторство одному из руководителей национально-освободительного восстания. Какая вообще связь с иезуитами?
Теория — кум практики

#195
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 15 июл 2018, 01:12

Тайные наставления для руководства общества Иисуса
Monita privata societatis jesu

(перевод с латинского)

1. в каком виде общество должно выставлять себя при водворении на новом месте?

Для того, чтобы расположить и привлечь к Обществу жителей местности, недавно занятой, много поможет объяснение цели Общества, изложенной во втором правиле краткого устава: «пещись о спасении ближнего не менее, чем о своём собственном»
Для сего следует исполнять самые скромные службы: навещать лежащих в странноприимных домах, сидящих на гноище, отправляться даже в отдаленные места для принятия чьей бы то ни было исповеди, собирать и раздавать милостыню бедным, но на виду у других, дабы они делались после щедрее, назидаемые нашими поступками. Пусть они усваивают себе всё внешнее благочестие в той степени, чтобы ею назидались посторонние. Прегрешающие хотя бы в одном этом должны быть исключаемы из нашей среды.

2. как нужно поступать, чтобы привлечь к себе задушевное доверие государя и сановников?

К этому должно прилагать величайшие старания. Опыт научает, что духовные привязывают к себе государей, когда они не порицают явно их предосудительные поступки, но стараются объяснить оные в благоприятнейшем для них смысле. Это особенно применимо в случаях заключения браков государем с лицами, им родственными. Подобные браки представляют большие затруднения по причине нерасположения к ним общественного мнения. посему, когда устремляются желанием к таким и подобным целям, то следует питать в них надежду на достижение желаемого. Пусть излагают им доводы, могущие усилить их желания, например, такие, что этот брак может послужить теснейшему сближению с Богом, к вящему прославлению Его. Равнозначно, если государь замышляет предпринять нечто, не всем правительственным лицам одинаково приятное (например, начать войну), то в таком случае следует поощрять его хотение и поддерживать в нём твердость духа. А важнейшим сановникам в государстве внушать и втолковывать, что следует повиноваться воле государя. Но, при этом не надо вдаваться в подробности, дабы не подвергнуть себя ответственности. Если же стали бы от нас требовать сего (т.е. обсуждения подробностей), то надо ссылаться на общие правила, воспрещающие нам это.
Для снискания расположения государей полезно также принимать поручения по делам, для них приятным. Располагать к себе лиц, близких с государём, подарочками, дабы они в точности сообщали нашим, каковы привычки и нрав их государя, какими предметами он тешится и каким способом можно ему угождать, не нарушая, разумеется, законов правды и совести, и таким образом вкрадываться при всяком удобном случае в душу государей и сановников. Если они ищут себе жен, то предлагать им девушек, которые вместе с родителями были бы преданы нам и описывать их государю в том самом виде, в каком они сами желали бы их видеть. Таким образом мы привлечем к себе посредством жен лица, которые без того были бы нам чужды. Научили же этому опыты, производимые посредством Австрийского дома в государствах Польском, Французском и прочих герцогствах и областях.
А для того, чтобы чрез непостоянство женщин не лишиться их расположения, надо строго внушать им любовь к нашему обществу, как через наших, так и посредством тех из их прислужниц, которые преданы нашим, дружбу которых надо сохранять разными услугами и подарочками. Таким образом они будут открывать нашим самые заветные тайны своей госпожи и всё то, что нашим понадобилось бы знать.
Заправляя совестью сановников, должно следовать изречениям тех писателей, которые наиболее освобождают совесть от учения монахов (т.е. других монашеских орденов), дабы, отвергнувши оных, они (сановники) следовали за нами и зависели бы от нашего управления и советов. Посему, для привлечения к себе как государей и сановников, так и прелатов, полезно делать их соучастниками заслуг нашего Ордена и иметь в своём распоряжении широкие полномочия для отпущения грехов исключительных и эпитимий, а равно и для разрешения от постов, от обязанности уплачивать долги, для устранения препятствий к заключению браков и для освобождения от обязанности исполнять другие разные обеты.
Пусть приглашают их (т.е. сановников) в наши школы, приветствуют их стихами, посвящают им учёные рассуждения. Если нужно, то угощать их обедами. Если же того требует высокое положение лица, то пусть во время стола наши братья приветствуют его на разных языках.
Против нерасположения со стороны кого либо из сановников к нам, следует принимать меры. Так, например, если у монарха, преданного нам, находится на службе какое-нибудь важное лицо, нерасположенное к нам, то обещать ему, что мы выхлопочем для него различные знаки монаршей милости и почета. Затем, надо хлопотать о том, чтобы государи и важные персоны, а равно и прелаты, до такой степени предались Обществу, чтобы были готовы действовать ради него, даже против близких и дорогих им лиц, и ни под каким видом не оказывали бы помощи лицам, исключенным из Общества. Пусть угрожают сановникам лишением почестей, и когда они будут оклеветаны, то поручить нашим прислужникам встречать их насмешливыми стихами при входе в то место, где производиться будет над ними суд.

3. что должны для нас делать господа, которые, хотя и не имеют денежных средств, однако пользуются властью в государстве и могут в других отношениях содействовать нам?

Если эти лица светские, то надо пользоваться их расположением для содействия против наших противников, снисходительностью их в делах тяжебных, влиянием их и властью для покупки полей, домов, садов и пустырей, для постройки помещений для нашего Общества; преимущественно же в тех городах, которые не желают иметь нас у себя. Тех же самых лиц надо располагать к тому, чтобы они умиряли, а в случае, даже и подавляли без нашего содействия, буйство людей низшего разряда.
Требования от духовных (епископов, архиепископов и иных), вследствия различия народностей, должны сообразовываться с обстоятельствами. В некоторых странах надо заботиться о том, чтобы наши пользовались уважением со стороны прелатов и подведомственного им приходского духовенства, и чтобы они не препятствовали нам исправлять требы. В других же странах надо требовать большего, ибо в Германии и Польше власть епископов очень велика, и они без большого труда, с согласия государя, могут передавать нам монастыри, приходы и другие, различными способами основанные, церкви, вступивши конечно в некоторое состязание с светскими священниками. Того же самого можно добиваться в тех местах, где еретики и схизматики перемешаны с католиками. Епископам же следует объяснять, что они чрез это принесут большую пользу, так как от светского духовенства и монахов, кроме знания службы, ничего ожидать нельзя. Надо хвалить их религиозную ревность и уверять, что навсегда сохранится память об их действиях. Подобные же доходные статьи, т.е. наследование Обществом бенефиций светских священников, легко можно получать чрез тех епископов, которые у нас исповедуются и зависят от нашего духовного руководства, и которые надеются через наше заступничество достигнуть высших степеней и более доходных епископий.
Пусть наши хлопочут о том, чтобы епископы, а также и государи, когда будут устраивать наши коллегии при приходских церквах, предоставляли бы исключительно нам назначение в эти приходы постоянных викариев с правом исполнения пасторских обязанностей. Временно же назначенный начальник коллегии впоследствии сделается приходским священником, и таким образом все управление церкви перейдет в наши руки. Через них же (т.е. епископов и государей) надо добиваться устройства коллегий в тех местах, где находятся учители, не расположенные к нам, или где граждане, будь они католики или еретики, препятствуют нам основываться в своих городах. Они же должны выхлопатывать для нас право проповедовать в главных церквах значительных городов и содействовать нам при апостольском престоле своими письмами, в случае беатификации или канонизации кого-нибудь из наших. Если же кто-нибудь из этих господ призван будет к какому-нибудь посольству, то надо этому препятствовать, дабы он, познакомившись с монахами, принадлежащими к соперничествующим с нами орденам, не перенес на них своё расположение и не ввел бы их в те провинции, в которых мы господствуем. Посему, важных лиц, странствующих в тех местах, где наши уже поселились, должно принимать в коллегиях и угощать с монашеской скромностью.

4. что следует внушать проповедникам и духовникам государей и важных лиц?

Для того, чтобы правильным образом руководить царями и сановниками, надо всячески стараться, чтобы это руководство ограничивалось, по-видимому, одной совестью государей, которую они сами вручили нам, и, таким образом не вдруг, а постепенно стремиться к достижению влияния на внешнее государственное управление.
Для сего часто внушать государям, что раздача почестей и отличий в государстве должна быть основана на справедливости, и что нарушающий её наносит тем оскорбление самому Богу.
Самим же нам должно отказываться принимать какое-либо участие в администрации и утверждать при этом, что мы всё это говорим неохотно, а только по обязанности своего звания. Когда же государи усвоят всё это, пусть объяснят им тогда, какими именно качествами должны отличаться те лица, которых следует призывать к государственным должностям. Лица, могущие быть рекомендованными, должны избираться из среды приверженцев нашего Общества или из тех, которых нужно выдвинуть для пользы Общества, но указания на них государю не должно брать на себя, а представлять сию обязанность лицам, близким, как к Обществу, так и к государю. Для сего духовники и проповедники государя должны иметь сведения от наших, какие, в каком месте находятся люди, каковы их качества, власть, богатство и щедрость к нам. Список их имен они должны иметь при себе и при удобных случаях упоминать о них государю с похвалою, дабы он, когда на то явится случай, скорее призывал тех, о которых некогда слышал похвалы от своих духовников и проповедников. Да не забывают духовники и проповедники государей, что с ними общаются ласково и ни под каким предлогом не налегать на них ни в проповедях, ни в интимных беседах. Конфеты, различные напитки принимать умеренно, только для своего обихода, и довольствоваться малым содержанием. Находясь во дворце, садиться на самые скромные места, но, вместе с тем, осторожно внушать своим государям, чтобы они ни на волос не уклонялись от советов своих духовных отцов.
Должно заботиться о том, чтобы как можно скорее извещать о смерти государственных сановников. При замещении же их действовать обдуманно, чтобы не подвергнуться подозрению во вмешательстве во внутренние дела, и не брать на себя ходатайств у государя за своих друзей, но поручать это дело другим.

5. что делать с монархами, которые, соперничая с нами во многих занятиях, значительно нам этим вредят.

На нас лежит обязанность ревностно служить на пользу человеческого рода. Посему, должно внушать людям, что наш Орден заключает в себе все совершенства других монашеских орденов, и что даже в том, что составляет специальность каждого ордена порознь, наше Общество имеет первенство по своему значению для Церкви Божией.
За исключением строгости в Церковной службе и в образе жизни (в чем мы от монахов отличаемся), всё в Обществе – превосходное, вплоть до мелочей. Должно выставлять на вид недостатки других монахов, могущие служить доказательством того, что они менее нашего могут удовлетворять в тех занятиях, в которых они с нами соперничают. С особенным же упорством должно действовать против тех монахов, которые задумали бы устроить школы для воспитания юношества в местах, где наше Общество уже занимается с достоинством и пользою. Следует объяснять государям, что подобные люди причиняют одно расстройство в государстве, светским же профессорам указывать на то, что эти монахи более повредят им, нежели мы. Государей должно убеждать в том, что одного Общества достаточно для воспитания юношества. Если же другие монахи имели бы за себя письма первосвященников или рекомендации кардиналов, то надо действовать на первосвященника через посредство государей и объяснять им, что Общество хорошо действует в своей области, для чего и доставать аттестаты о достоинстве своего преподавания от тех городов, где находятся наши коллегии. Гражданам же надо тщательно внушать, что от допущения различных школ и преподавателей можно опасаться всяческих беспорядков, хотя бы даже эти преподаватели были из монахов. Между тем в это время наши должны стараться всеми силами подвигать вперед занятия и устраивать публичные испытания, для того, чтобы вызвать похвалы от посторонних лиц.

6. о том, как привязывать к обществу богатых вдов.

Для сего дела должно выбирать отцов, уже пожилых лет, но со свежим цветом лица, и заставлять наших как можно чаще навещать вдов. Если же которая из них окажет благорасположение Обществу нашему, то Обществу, с своей стороны, следует предлагать ей свои услуги. Если она будет принимать их и начнет посещать наши церкви, то дать ей такого духовника, который хорошо управлял бы ею и утвердил бы её в намерении соблюдать своё вдовство, излагая ей все достоинства оного, посредством коих она может достигнуть высокого совершенства. Чтобы дело успешнее шло, надо убеждать её уменьшить число своих прислужниц, самим же набирать ей домашний штат, и предписать управляющему её имением все то, что касается до управления домом, взявши во внимание все условия места и лица. Прежде всего духовник должен достигнуть того, чтобы вдова слушалась его советов и следовала его приказаниям, принимая их за основание своего будущего духовного блага. Предлагать ей частое сообщение Святых тайн, посещение службы, чтение литаний. Два или три раза в неделю должны происходить увещания о благе вдовства, о вреде второго брака, и о тех опасностях и новых тягостях, которые он влечет за собой. В разговоре, шутя, упоминать о тех благородных особах, с которыми упомянутая вдова не прочь была бы вступить в брак, но вместе с тем, рассказом об их нравах и пороках, доводить вдову до того, чтобы она совершенно отказалась от самой мысли о супружестве с ним. Затем, когда вдова настолько сроднится с мыслью о своем вдовстве, то прежде всего предлагать ей произнести монашеский обет, для того, чтобы однажды произнесши обет целомудрия, она тем самым закрыла бы себе всякий доступ ко второму браку. В то же самое время надо всячески убеждать её, чтобы она отослала из своего дома юношей, не воздержанных в шутках, чтобы принимала как можно меньше гостей и чтобы угощала их как можно хуже. Управляющие имением, казначеи и другие служащие должны быть взяты или по нашему желанию, или должны от нас вполне зависеть. Достигнув такого результата, понемногу следует вызывать вдову на совершение добрых дел, но с тем, чтобы она совершала их по указанию своего духовного отца.

7. о средствах сохранить вдов во вдовстве и о управлении их доходами.

Если вдова, кроме обыкновенного расположения, докажет свою щедрость Обществу подарками драгоценностей или немалой суммой денег, то должно сделать её участницей заслуг нашего Ордена. Если она произнесла обет целомудрия, то да возобновляет она его, по обычаю нашему, два раза в год. Следует изложить ей домашний порядок нашего Общества, и если он ей понравится, то ввести оный и в её доме. Предписать ей месячные исповеди и, кроме того, исповеди перед Господними, Блаженной Девы и Апостольскими праздниками. Должно учреждать синдиков (старост) для мужчин и женщин, которые замечали бы недостатки дворовых и домашних и сообщали бы обо всем хозяйке. Кивания головой, шепоты, тайные разговоры должны быть запрещены, и провинившиеся должны строго наказываться. В доме должны быть чистые девушки, которые упражнялись бы в благочестии, работая различные украшения для храмов. Над собою же они должны иметь руководительницу, которая наблюдала бы за работающими и научала бы их нравственности. Вдо следует часто навещать, поддерживать их и поощрять веселыми, но с духовным направлением, беседами. Строго обращаться с ними на исповеди непозволительно, разве только тогда, когда слаба надежда получить с них что либо. Полезно также для сохранения вдов, если будут делать им кое-какие любезности, если позволить им, например, иметь доступ в наши дома и беседовать во всякое время с кем бы то ни было из наших. Не надо позволять им выходить из дому в холод, или когда они не хорошо себя чувствуют. Свадьбы их дочерей можно украшать стихами, сочиненными посторонними (т.е. вольноприходящими) из учеников. Если же приходится устроить похороны им, то надо чтобы обстановка была хотя и мрачная, но вместе с тем и роскошная и чтобы гробница не была в вульгарном вкусе. Одним словом надо делать всё то, что приятно для чувственности вдов, с осторожностью однако и избегая соблазна (лишь бы только они были щедры и предались душой Обществу).
Что касается до управления доходами, какие имеют вдовы, то надо им предлагать как образец то достохвальное совершенство состояния святых мужей, когда они, забывая друзей, раздавали свое имущество бедным о Христе Итсусе. Приводить примеры вдов, которые, поступая таким образом, в скором времени попали в святые. По сему, когда вдовы отдают себя в наши руки, с готовностью подчиняются управлению отца духовного, то надо строго им внушать, что их действия будут иметь большее достоинство пред Господом, если они не будут раздавать милостыню без ведома духовника, даже монахам, не записавши тех, кому решились подать милостыню. Предоставлять этот список духовнику, который имеет право вычеркнуть из него или прибавить, кого хочет.
Да остерегаются духовники давать другим монахам возможность частого доступа к вдовам, дабы они не увлекли за собою женщин непостоянного характера. Дабы вдовы не были подстрекаемы ко второму браку избытком скопленных ими богатств, духовники должны предлагать им и даже убеждать, чтобы они назначали пособия для ежегодного покрытия недостатков наших коллегий и домов профессов, в особенности же Римской профессы. Пусть они также употребляют свои деньги на устройство риз и церковных украшений, которые после смерти вдов могут служить для наших храмов. Следует излагать перед вдовами недостатки наших храмов и недоконченность постройки коллегий и побуждать их делать расходы на предметы, могущие на века прославить их, каковы храмы, сосуды и здания. Таковые же надо намедленно закладывать, дабы они имели на чём излить свои щедроты. То же самое надо делать и с благотворительными лицами и государями, чтобы побудить их построить для нас какие-нибудь великолепные здания.
Если подарки состоят из камений, и если дают их вдовы к гробам наших Римских святых, то надо убеждать, что сии вещи хранятся неприкосновенно на веки и доказывать это применение пожертвований, сделанных в прежнее время другими женщинами. Следует также объяснять им, что этим способом они достигнут высшего совершенства, так как отрекаясь от привязанности к земным предметам, он, тем самым, отдает их во владение самого Господа Иисуса, в лице слуг Его собственного Общества. Даже если бы они пожертвовать своих сыновей и дочерей на служение Богу, то не должно пренебрегать и подобною щедротой, а принимать все то, что жертвуется.
Однако, надо умеренно брать от вдов, которые готовят своих сыновей и дочерей к светской жизни.

8. о средствах, какими можно побудить сыновей и дочерей наших приверженцев к принятию духовного звания.

С мягкостью, но твердо, должно внушать сие вдове-матери. Пусть она притесняет дочерей, употребляет в дело розги, угрозы, лишения, крутое обращение, отказывания в женских украшениях, обещания большого приданого, если только согласятся они (дочери) принять монашество. Пусть описывает им в преувеличенном виде гнев будущего мужа, обузы брачной жизни, и пусть мать выражает при них своё сожаление о том, что сама не была инокиней. Одним словом, пусть мать действует таким образом относительно своих дочерей, чтобы тягость пребывания с нею пробудила в них стремление к монашеству. С мальчиками наши должны обращаться дружески. Пусть допускают их в коллегии, в которых показывать им всё, что может подвигнуть их к поступлению в наше Общество, как например, сады, близкие к коллегиям, в которых совершаются рекреации. В рефекториях должно выставлять на вид чистоту, опрятность и внешнюю свободу отношения между своими. Вместе с тем, не следует забывать подарочки и шутливые разговоры для возбуждения смелости в них (т.е. мальчиках). При таких вдовьих сыновьях пусть находятся воспитатели, близкие к нам, даже такие, которые предназначены вступить в нашу среду. Вдова же должна на некоторое время ограничивать сына в необходимом, ссылаясь на стесненные свои обстоятельства. Если же они пойдут в другие области, науки ради, то пусть мать не балует их там в денежном отношении, дабы утомясь скукой на чужой стороне, они серьезно подумали о вступлении в Орден.

9. о том, как увеличивать доход коллегий.

Строго внушать духовникам государей, сановников и матрон, чтобы они старались получать от них для общей пользы Общества мирские блага, взамен тех духовных благ, которыми они их снабжают. Вследствие сего да не упускают они случаев брать что либо, когда дают, и пусть напоминают, если замедлятся с исполнением обещанного, но ни под каким видом не выказывают при сём излишней алчности. Менее искусные в этом деле духовники должны быть отстранены от государей, с назначением им занятий дома. С глубоким прискорбием слышали мы о том, что некоторые молодые вдовы, по нашей собственной вине, вследствие безвременной смерти, не успели завещать для наших храмов много драгоценных вкладов, и что даже не принимали этих вещей, когда их предлагали наследники вдов, тогда как при подобных приобретениях надо обращать внимание не на время приношения, а на желание приносящего.
Пусть ходят (наши) по домам граждан, по дворам государей, а равно и вдов, и пусть везде и от всех осторожно, спрашивают, не намерены ли они сами или их друзья и родственники оставить что-нибудь для храмов. Следует также просить приходских священников и прелатов, чтобы они рекомендовали нас для исполнения духовных треб, так как в это время (т.е. исполнения треб) можно немало поживиться. Надо стараться приобретать расположение всех людей, указывая им на благодарность Общества и на то, что воля благотворителей, относительно распределения пожертвования, будет исполнена нами в точности, не так, как это делают светские священники и монахи. При этом надо иметь список того, у кого какие сады, каменоломни, виноградники и в каком кто живёт городе, также надо иметь список имений и недвижимых имуществ с означением, кому они принадлежат и на каких условиях и за какую плату отданы в аренду. И о том следует разведать, нельзя ли эти имущества притянуть к себе либо посредством условий, либо через принятие в Общество детей, или, наконец, через пожертвование.
Коллегии могут продавать некоторые из своих имений прислушникам и приспешницам нашего Общества с тем условием, что Общество после известного времени получит их обратно даром. Если же случится преданным Обществу вдовам иметь одних только дочерей, то пусть они направляют их к монашеству, давая им какое-нибудь приданое, остальное же, как то: земли, драгоценности и наконец, всё имущество, легко может достаться нашим. Если же у вдовы, преданной нашему Обществу, один только сын или несколько, но нет надежды залучить их в Общество, то надо объяснить вдове, что совершенно достаточно, если она оставит в целости своим сыновьям или сыну недвижимое имущество, а собранные ею наличные суммы передаст в Общество в качестве вклада за себя. Случается, что некоторые вдовы, очень преданные нашему Обществу, назначают доходы какого-нибудь имения для благотворительной цели. Таковых надо убеждать, чтобы они совершенно отдавали свои имения нашим коллегиям, а сами мнжду тем довольствовались бы получением годового содержания, дабы удоьнее служить Богу, избавившись от попечения о мирских делах.

10. о необходимости выставлять на вид строгость дисциплины в обществе.

Строгость дисциплины должна доказываться правом Общества изгонять из своей среды во всякое время кого бы то ни было и какого бы он ни был состояния, не обращая внимания на то, юноша он или старик, соединяет ли он в себе молодость и силу, расслаблен ли он болезнью или чем иным, хотя бы он подвергся этому даже после вступления в Общество.
Поводы к изгнанию (не говоря о случаях особенных, при которых, кроме случая осквернения и без того позволительно исключение) следующие:
Если кто посоветует преданным нам женщинам или друзьям нашего Общества вступить в другие монашеские ордена или если подстрекает родителей их или лиц, от которых они находятся в зависимости, к тому, чтобы помешать им вступить в Общество.
Если кто, при отречении от своего имущества выкажет расположение к родственникам и не отдаст всего Обществу.
До изгнания надо, однако, подобных лиц подвергать в течение нескольких лет унижениям. Братьев надо отдавать в самые низкие должности, оставлять их в низших школах, чтобы они там преподавали, но не допускать их до высших наук, особенно же до слушания четвёртого курса богословия, как можно чаще заставлять их читать во время стола. Отцов же надо лишать права исповеди, удалять от беседы с посторонними, устранить из их комнаты ценные вещи и часто налагать на них публичные эпитимьи. Отсюда не труден путь к совершенному изгнанию.
Если подобные лица, замеченные в вышеупомянутых пороках, вздумают жадоваться провинциалам на невоздержанность начальников или официалов, то не должно легко верить им. Факт, ими приводимый, надо стараться объяснить в лучшем смысле и говорить, что они обязаны во всем, что не есть греховно, повиноваться начальнику.
Начальствующие лица не должны быть слишком совестливы в деле исключения, ибо, так как наш Орден носит название Общества и состоит из сочленов, то не удивительно, что ему, как Обществу, принадлежит право исключения из своей среды; ибо узы, связывающее Общество с сочленами оного, очень легко могут быть расторгнуты и вовсе не суть важны.
Право изгнания из своей среды принадлежит Обществу АО самому его основанию, и это явствует из того, что в Обществе существуют только простые обеты для поступающих в него, и эти обеты не составляют обоюдного обязательства, такие, например, что лица, с которыми Общество вступило быв обязательство, должны бы оставаться в нём навсегда. Но этого никогда быть не может. Обет связывает только лицо, давшее его, но не Общество, которое во всякое время может прогнать кого бы то ни было с его обетами. Хотя бы в Обществе были лица, произнесшие все четыре или три торжественные обета, по обычаю других монахов, однако и таковые могут быть Обществом отосланы.

11. каким образом единодушно действовать против исключенных.

Так как подобные лица могут сильно вредить Обществу, то надо следующим образом связать их прежде, нежели они будут совершенно исключены. Должно брать с них обещание, подкрепленное вещественным доказательством, в том, что они ничего дурного не будут говорить об Обществе. Преграждать исключенному доступ к духовным и светским сановникам, расположение коих он мог себе приобрести и получить у них место. Для сего рассказывать его дурные наклонности, пороки и недостатки, о которых он прежде, открывая свою совесть, сообщал начальникам и сообразно с которыми его в Обществе руководили. Если же эти сановники не расположены к нам, то надо стараться через иных влиятельных и преданных противодействовать их благосклонности к исключенному. Если же не успеют они в этом, то, по крайней мере, следует хлопотать о том, чтобы они нам во всём содействовали. В то же время надо сообщать во все коллегии за что такой-то удалён и всячески преувеличивать причины его изгнания. В поучениях же надо разглашать, что изгнанный горячо желает вторичного принятия в Общество. Посторонних же лиц надо уверять, что причиною изгнания послужило то самое, в чем нас самих обвиняет чернь (толпа). Таким способом можно оправдать изгнание кого бы то ни было. Если бы случилось, что изгнанный снискивал себе доверие, говоря против нас, то в таком случае надо этому противодействовать через наших влиятельных людей, которые должны будут опровергать россказни исключенного, противопоставляя им влияние Общества, репутацию его, пользу, приносимую церкви Божьей, хорошую репутацию и чистое учение его членов, за что они призываются быть духовниками и проповедниками при государях и сановниках. К тому же они должны объяснять нашу любовь к ближним, а в особенности же к каждому члену нашего Общества. Лиц, на которых изгнанный имел бы влияние, должно приглашать на пиры, убеждать их, чтобы они не помогали ему и стараться расположить их в пользу Ордена. В это время (т.е. пира) излагать им причины изгнания, доказывая всю основательность сего чрез подробное указание недостатков изгнанного, хотя бы и не все они были достоверны. Всячески избегать назначения изгнанного на какие-нибудь духовные бенефиции, если только он не пожертвует немалую сумму или не переведет на имя Общества своё имущество, или особенным образом не докажет своё расположение к Обществу. То же самое должны духовники внушать своим государям и сановникам, дабы они не иначе давали бы повышения кому бы то ни было, как только удостовериться в его качествах и в его щедрости и любви к нашему Обществу, доказанных устройством для него коллегий или оказанием ему какой-нибудь иной услуги. Если посчастливится исключенным в приобретении общего расположения, то надо тщательно следить за их образом жизни и разглашать их пороки и недостатки через наших друзей и через преданных нам женщин низшего разряда. Но, дабы эти последние не вздумали оказывать расположение к исключенным или держать их у себя, то надо запугивать их эпитимиями, в случае же упорства, отказывать им в отпущении грехов. Репутацию изгнанного надо стараться подрывать колкими и двусмысленными выражениями о нём, дабы таким образом отвратить от него расположение людей и уменьшить то доверие, которым он пользуется. Несчастие, которое случилось бы с исключенным, надо разглашать в проповедях с видом величайшего о нём соболезнования, дабы прочие устрашались бы и оставались в Обществе, хотя бы против воли.

12. о расположении юношей к Обществу и о средствах удержать их.

Должно употреблять в дело всё искусство и все усилия, чтобы привлекать юношей благонравных, красивой наружности, принадлежащих к хорошим семействам и с хорошим состоянием. Дабы заманивать таких, префекты училищ должны оказывать им особенное расположение, не позволять преподавателям оскорблять их, как можно чаще хвалить их и давать им маленькие подарки, допускать их в сад и угощать там плодами, в торжественных же случаях приглашать их к общему столу. С прочими же должно доходить и до розог, обвинять их в различных проступках на основании одних догадок, показывать им всегда строгий вид, строжайше принуждать их к занятиям и наказывать. Наконец, надо указывать им на то, что юношеский возраст склонен увлекаться всем дурным и пугать их тем, что они совершенно погибнут, если не поступят в Орден. Когда же станут просить они о принятии в Общество, то допускать их не сразу и с отсрочкою. Между тем, надо их поощрять и в разговорах восхвалять благодатное учреждение Ордена. Вследствие сего желание их станет ещё сильнее, и они с ревностью будут просить о принятии. Впоследствии, если кто-нибудь из них надумал бы выйти, можно будет припомнить ему то пылкое желание, с которым он том хотел принятия в Орден.
Поелику величайшее затруднение состоит в принятии детей сенаторов и богатых людей, то таковых, если они имеются, должно посылать в Рим, в новициат, предупредить однако наперед генерала или Римского провинциала. Если же бы случилось им придти в Германию, Галлию или Италию, и там сойтись с Обществом, то в таких странах, где государь предан Обшеству, можно смело принимать его в Орден. При таком властителе подобные вещи можно совершать, так как подданные его, нуждаясь в нашей помощи, не легко оешатся восстать против нас, если же и восстанут, то не будут в прибыли. Не должно упускать случаев завлекать сыновей таких лиц (т.е. сенаторов и богачей), которые ради занятий поступают в наши гимназии из других стран, особенно же с то время, когда они намерены тратить деньги и тогда легко даются на приманку, вследствие того, что отчасти стыдятся своих растрат, отчасти же опасаются наказаний со стороны родителей или ближних. Этот способ имел хорошие успехи между Германцами и Поляками. Непостоянству же долно противодействовать, смотря по значительности лица, смотря по значительности лица, увещеваниями о плохом успехе исключенных. Для того, чтобы удовлетворить родителей и родственников поступающих к нам, надо превозносить в их глазах почести нашего учреждения и указывать на сочувствие к нему всего мира и на почет, которым осыпают его государи. Если же того требуют обстоятельства и значение этих лиц (т.е. родственников и родителей), то надо стараться добиться их интимности и как-нибудь да удовлетворить и успокоить их.

13. о монахинях.

Наши духовники должны всячески остерегаться оскорблять монахинь, так как между ними было столько благодетельниц (для нас), что некоторые даже помогали устройству коллегий, а очень многие, с согласия своего монастыря и игуменьи, отдавали нам половину своего приданого. Посему не должно затрагивать вопроса о затворничестве и оставлять это дело на усмотрение епископов. Надо скорее заискивать расположение монахинь, чтобы они не стали искать с нас эти половинные придания, и не порекали себя за то, что отдали их нам.

14. об исключительных случаях и о причинах изгнания из Общества.

Кроме случаев, изложенных в инструкции, в которых разрешать может только супериор или обыкновенный духовник по данному ему праву, пусть знают, что есть ещё причины (именно: содомии, блуда, прелюбодеяния, распутства, нескромных прикосновений мужчины и женщины или если кто-нибудь затеет против Общества с какой либо целью) исключения из Общества, и что не прежде можно разрешить согрешивших в таком роде, пока они не дадут вне исповеди обещания: объявить об этом супериору или лично или через посредство духовника. Если же духовник узнает, что преступление сделано в сообществе, или что оно несет большой вред для Общества, то он не должен давать разрешения, пока не получит от кающегося обещания, что он либо сам напишет об этом генералу, либо даст право написать духовнику или супериору. Иначе же ни под каким видом не должен он разрешать кающегося. Когда же генерал получит извещение о проступке кающегося, то он должен разобрать дело с секретарем и положить решение, согласное с интересом Общества с условием, что разрешение никогда не получит законной силы, если он на удаление не согласится. Так поступать в исключительных случаях решились мы по указанию наших богословов, и с согласия апостольской кафедры, несмотря на пустые возражения некоторых. Духовник, однако, должен скрывать от кающегося, что его за это исключат. Когда же он принесёт покаяние вне исповеди, тогда исключить его. Если же он не признается, то поступать с ним на основании положения о ложной исповеди. Между тем, пока он не признается в своей вине на исповеди, до тех пор не давать ему разрешения. Если кто-нибудь из наших духовников услышит, что постороннее лицо, какого бы ни было пола, вступило в непозволительные отношения с членом нашего Общества, не прежде может он дать этому лицу разрешение, пока не сделает он признание вне исповеди. Когда же это признание будет сделано, то признавшемуся преподать разрешение, а нашего исключить из Общества.
Если двое из наших совершат содомию, то не признавшего исключать, того же, который первый сознается, должно оставить в Обществе, но с тем, чтобы чрез постоянные унижения и оскорбления , вскоре довести его до добровольного удаления. Общество может, впрочем, несмотря на вышеизложенные причины, избавлять себя от тех лиц, которые в течение времени оказались бы вообще невоздержанными в жизни и в речах. Супериоры могут даже, уведомивши о том генерала, исключить кого бы то ни было, по какой бы то ни было причине. Для того, чтобы скорее выжить этих лиц, надо подвергать их оскорблениям, делать им все возможные неприятности, отказывать в их просьбах, и если этого мало, то лишать их всяких серьезных занятий и отдавать их под управление таких начальников, которыми они были бы недовольны.
В Обществе также не следует терпеть таких лиц, которые вздумали бы, в случае оскорбления со стороны начальников, восставать против них, жаловаться на них в присутствии остальной братии, выражать своё неудовольствие на то, что в Обществе делается относительно вдов и управления общественными делами, или вздумали бы хвалить Венецианцев, изгнавших от себя Общество. Перед самым изгнанием из Общества, исключаемого надо всячески тормошить, удалять его от обычной должности, посылать по разным делам, то туда, то сюда, и постоянно упрекать его за плохое исполнение возложенного на него поручения.
За малейшие проступки подвергать его строжайшим наказаниям, за обедом во всеуслышание рассказывать все его недостатки и тем приводить его в совершенное смущение, дабы в ту минуту, когда он начнет при всех высказывать явное нетерпение, иметь возможность удалить его под видом того, что он служит соблазном для других. Подвергнуть прежде всего осмотру его вещи, должно за тем дать ему приказание идти куда-нибудь, либо в сад, либо в ближайшую коллегию, и объявить ему исключение в том месте, где он менее всего ожидать бы этого.

15. кого из членов Общества следует сохранять и поощрять?


Между ними первое место занимают те мощные деятели, которые приобретают Обществу не только духовные, но и временные блага, таковы, например, духовники богатых вдов.
Когда таковые достигнут дряхлой старости, следует их от вдов удалять и подставлять других, свежих силами и молодостью, отставным же надо давать все, чего бы они не пожелали, относительно пищи, одежды и всего остального. Не должно позволять духовникам притеснять их, а супериоры не должны быть легковерны на их счет.
Не должно забывать и тех, которые сообщают начальнику малейшие проступки, замеченные ими в других или тех, которые занимая какую-нибудь должность, умеют унижать других, не по природной наклонности к этому, а из преданности к Орденской дисциплине. Следует поощрять и юношей, находящихся в родстве с нашими благотворителями и закладчиками; по сему посылать их для занятий в Рим. Если же они занимаются в провинции, то давать им всё, чем можно их поощрить.
Должно оказывать снисходительность даже и тем юношам, которые еще не успели пожертвовать свои имущества Обществу; по совершению же сего акта, можно их будет «кормить уже не молоком, а хлебом» (пословица, означающая перемену в обращении).
Да не занимают последнего места и те, которые умеют привлекать в Общество многих избранных юношей, как лица вполне преданные институту Общества.

16. о презрении к богатствам.

Чтобы избавиться от упрека в излишней любви к богатствам, полезно будет не принимать мелких подаяний за обыкновенные требы, исполняемые нами; не давать мест для погребения в наших храмах; резко обращаться с вдовами, истощившими своё состояние пожертвованиями для нас; так же точно следует поступать и с теми из наших членов, которые уже сделали отречение в нашу пользу.
В случаях же исключения их не следует ничего им возвращать, или по крайней мере, вычитывать с них хорошую сумму за расходы, сделанные для них Обществом.
Супериоры должны тщательно сохранять при себе сии Тайные Наставления и открывать их лишь немногим, и то, надежным отцам. Остальных же должны они наставлять, на основании сего, тому, как служить на пользу Общества. Притом же сообщать их другим могут они только под видом результатов, извлеченных из собственной опытности, а не как чужое произведение. Если же эти увещания попали бы (чего да не будет!) в руки посторонних лиц, которые будут объяснять их с дурной стороны, то в таком случае надо отрицать, чтобы они были согласны с духом Общества, подтверждая сиё уверение тех из наших членов, которым происхождение оных совершенно не известно. Надо противупоставлять этим Тайным наставлениям противуположные им, рукописные или печатные, общие наставления и распоряжения. За тем должно сделать дознание, не огалашены ли они кем либо из наших (да не будет кто либо из начальствующих столь небрежен в сохранении таких важных тайн Общества). Если же возникнут малейшие на кого-нибудь подозрения, то зачесть сиё ему в вину и исключить его из Общества.

==============

#196
Татьяна Медведкова
постоянный участник
Сообщения: 1836
Зарегистрирован: 29 ноя 2014, 04:41
Откуда: г. Магнитогорск, Челябинской области, Россия.

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Татьяна Медведкова » 15 июл 2018, 01:27

Константин Зайцев писал(а):
15 июл 2018, 01:05
Вроде бы подлинность этого текста пока что не доказана; где оригинал на польском языке?
Даже сторонники подлинности этого документа приписывают его авторство одному из руководителей национально-освободительного восстания. Какая вообще связь с иезуитами?
Связь с иезуитами самая прямая.
Обратите внимание на рекомендации в том "катехизисе" и сравните их с "тайными иезуитскими наставлениями"
Кстати, не надо забывать, что те времена существовала цензура, а автор ссылается на "русские газеты того времени".
Думаю, что если бы в "русских газетах того времени" не был напечатан тот материал, а автор сам его придумал, то цезура обязательно обратила бы внимание на эту фантастику.

#197
Аватара пользователя
Константин Зайцев
администратор
Сообщения: 2333
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 03:00
Откуда: Москва
Флаг: Russia
Контактная информация:

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Константин Зайцев » 15 июл 2018, 09:55

У вас весьма странные представления о цензуре. По-вашему получается, что цензура разрешает печатать только то, что правда, и отсеивает всю неправду. Тогда как она отсеивает лишь то, что угрожает устойчивости существующей власти и противоречит господствующей идеологии, то есть на тот момент - православию.
Что касается сходства каких-то моментов, так руководители восстания, возможно, имели иезуитские методички и заимствовали из них подходящее. Например, Дзержинский получил католическое образование, и наверняка использовал в своей деятельности что-то оттуда, но из этого не следует, что КГБ основано и управлялось иезуитами.
Теория — кум практики

#198
Аватара пользователя
Александр Дущенко-dusik_ie
постоянный участник
Сообщения: 3232
Зарегистрирован: 12 сен 2015, 08:12
Откуда: Сумы. Украина
Флаг: Ukraine

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Александр Дущенко-dusik_ie » 15 июл 2018, 10:38

Татьяна Медведкова писал(а):
15 июл 2018, 00:53
ПОЛЬСКИЙ КАТЕХИЗИС ...
Надо же хоть на чуть-чуть знать свою историю. Польша была оккупирована Российской Империей и странно было бы, если бы поляки не относились к своему оккупанту как врагу - Вам, этого видимо не понять. Для этого, как минимум, нужно представить себя на их месте.

#199
Владимир
постоянный участник
Сообщения: 1867
Зарегистрирован: 02 апр 2015, 16:25
Откуда: Смоленск

Re: ТЕОСОФИЯ ИЛИ ИЕЗУИТИЗМ?

Сообщение Владимир » 15 июл 2018, 10:43

"Какая вообще связь с иезуитами?" Нет. Какая вообще связь публикуемого с современностью и с теософией?!
Мне кажется, нет, я уверен - притягивать за уши подобное может только не здоровый человек, потерявший связь с реальностью и живущий в каком-то самосозданном мире, т.к. ни одного сколько-нибудь логичного обоснования такому действию нет и не может быть обнаружено.

Татьяну Медведкову прошу не беспокоиться с разбором моего сообщения по предложениям, с ответом на каждое целой статьёй, т.к. я уже давно не читаю её сообщения, как полностью лишённые всякого здравомыслия.

#200
Закрыто