Елена Блаватская: Иисус Христос и Ветхий Завет говорят на разных языках.

Друзья, если вы не знаете куда разместить вашу тему, то просим вас размещать ее сюда. Так же просим размещать сюда темы, касающиеся искусства, творчества и т. п.
Ответить
Discipulus
постоянный участник
Сообщения: 202
Зарегистрирован: 28 мар 2018, 20:16

Елена Блаватская: Иисус Христос и Ветхий Завет говорят на разных языках.

Сообщение Discipulus » 09 апр 2019, 09:31

«В Ветхом Завете насилия хоть пруд пруди»...

Больше всех достается иудейской церкви. Блаватская критикует иудейскую религию за нетерпимость, искажение иудейской истории, перекручивание норм морали, соблюдение таких догм, которые противоречат Новому Завету и здравому смыслу. Для нее Ветхий Завет и Новый — разные книги, в них разная мораль. Верующему в Новый Завет, верить Ветхому Завету — невозможно. Иисус Христос и Ветхий Завет говорят на разных языках. Нагорная проповедь Иисуса содержит учение, диаметрально противоположное десяти Заповедям, полученным Моисеем на горе Синай. В Новом Завете, христианин не найдет никакого насилия, тогда как в Ветхом Завете такого насилия, хоть пруд пруди. Таких выражений, как «Зуб за зуб», «Око за око», «Но я говорю вам» и тому подобное, в нем предостаточно. Ветхий Завет дышит насилием и несправедливостью. В этом Блаватская усматривает нарушение древних традиций Синагоги. «Все Церкви могут быть против меня, человечество может проклинать меня, но Бог, великий и незримый видит, почему я восстаю против учения Церкви». Елена Петровна не верит, что Христос, отличавшийся абсолютной чистотой личности, был сыном еврейского Иеговы, того злого, жестокого Иеговы, который специально пробуждает жестокость в сердце Фараона, чтобы затем поразить его за это. Этот же Иегова искушает еврейский народ, и, спрятавшись за облаками, бросает в людей камни, как испанский разбойник. Если бы Христос верил в Иегову, говорит Блаватская, его бы не распяли.
Выступая против несправедливого и злого Иегова, Блаватская показывает свое отношение к иудейской религии, которую считает испорченной и перекрученной. Для нее Иегова – это обыкновенный Бахус, пьяница и разбойник. В еврейской Библии Е.П.Б. видит фальсификацию фактов, сделанных самими евреями. Язычника Иегову она называет – пропащим человекам и удивляется, как евреи сделали его своим Богом. В письме Блаватская показывает глубокие знания Библейской археологии, иудейской религии, истории Ветхого Завета, истории Египта и Вавилона, не говоря же о превосходных ее знаниях Нового Завета. Свою критику за несправедливость, Е.П. направляет на иудейских первосвященников, книжников и фарисеев, которые, не стыдясь, фальсифицировали Ветхий Завет. Для нее перевод Библии семи десятью толковниками, Септуагинта, был сделан по приказу египетского фараона Птолемея. Иосифа Флавия, иудейского историка, защитника иудеев, она называет «Лжецом». Е.П.Б. высмеивает утверждение иудейских историков о превращении Даниилом царя Навуходоносора в быка. Ставит под сомнение переселение 42 тысячи евреев под предводительством Зоровавеля в Иерусалим из изгнания (538 г. до Р.Х.), чтобы построить храм. Подтверждение тому она находит в Геродота. Блаватская не верит Библейской хронологии. Пророк Иезекииль, писавший свою книгу в 605 году до Р.Х., не мог говорить о Данииле, как о древнем мудреце. Ведь Даниил к тому времени, даже не родился.
Елена Блаватская. Письма Надежде Фадеевой.

#1
Истинофил
постоянный участник
Сообщения: 2028
Зарегистрирован: 28 фев 2016, 11:39

Елена Блаватская: Иисус Христос и Ветхий Завет говорят на разных языках.

Сообщение Истинофил » 09 апр 2019, 11:20

Ну да, это секретом не является.
Маркион, который не признавал никаких других Евангелий, как только несколько Посланий Павла, который полностью отвергал антропоморфизм Ветхого Завета и провел отчетливую разграничительную линию между старым иудаизмом и христианством, — рассматривал Иисуса не как Царя, Мессию евреев, и не как сына Давида, имеющего какое-либо отношение к закону или к пророкам, “но как божественное существо, посланное, чтобы открыть людям духовную религию, совершенно новую, и Бога доброты и милосердия, доселе неизвестного”. “Господь Бог” евреев в его глазах, Творец (Демиург), был совсем другой и отличался от того божества, которое послало Иисуса раскрыть божественную истину и проповедовать радостную весть, приносить мир и спасение всем. Согласно Маркиону, миссия Иисуса заключалась в том, чтобы аннулировать еврейского “Господа”, который “был противопоставлен Богу и Отцу Иисуса Христа, как материя противостоит духу, нечистое — чистому”.
Так ли был неправ Маркион? Было ли это кощунство или же это была интуиция, божественное вдохновение, заставляющее его выразить то, что каждое честное сердце, стремящееся к истине, более или менее чувствует и признает?
Если в своем искреннем желании учредить чисто духовную религию, всеобъемлющую веру, основанную на неискаженной истине, он счел необходимым сделать из христианства совершенно новую и отдельную от иудаизма систему, то разве Маркион не обосновывался на самих словах Христа?
“Никто не кладет заплату из новой материи на старое одеяние... ибо прорехи станут еще заметнее... И никто не наливает новое вино в старые сосуды, так как они разрываются, вино вытекает, и сосуды пропадают; но новое вино наливают в новые сосуды, и тогда и то и другое сохраняется”.
В какой детали ревнивый, гневный, мстительный Бог Израиля напоминает непознаваемое божество, Бога милосердия, проповедуемого Иисусом; — его Отца, который в Небесах и является Отцом всего человечества? Только этот Отец есть Бог духа и чистоты, и ошибочно сопоставлять Его с подчиненным и капризным божеством Синая. Разве Иисус когда-либо произносил имя Иеговы? Разве он когда-либо сопоставлял своего Отца с этим суровым и жестоким Судьей; своего Бога милосердия, любви и справедливости с еврейским гением возмездия? Никогда! С того памятного дня” когда он произнес Нагорную Проповедь, неизмеримая пропасть раскрылась между его Богом и тем другим божеством, которое выступило со своими заповедями с другой горы — с Синая. Язык Иисуса недвусмысленен; он знаменует не только восстание, но и вызов Моисеевому “Господу Богу”.
“Вы слышали”, — говорит он нам, — “что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам, не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую... Вы слышали, что сказано [тем же “Господом Богом” на Синае]: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас” [Матфей, V].

А теперь откройте “Законы Ману” и читайте:

“Смирение, воздаяние добром за зло, умеренность, честность, чистота, обуздание чувств, знание Шастр (священных книг), знание верховной души, правдивость и воздержание от гнева — таковы десять добродетелей, из которых состоит долг... Те, кто усвоят эти десять заповедей долга, и, усвоив их, будут их соблюдать в жизни, достигнут высочайшего состояния” [“Законы Ману”, кн. VI, шл. 92].
Если Ману не начертал этих слов за многие тысячелетия до эры христианства, то, по меньшей мере, не найдется во всем свете голоса, который осмелился бы утверждать, что древность их менее нескольких сотен лет до Христа. То же самое относится к заповедям буддизма.
Если мы обратимся к “Пратимокша Сутре” и к другим религиозным трактатам буддистов, мы прочтем там десять следующих заповедей:

1. Ты не должен убивать никакого живого существа.
2. Ты не должен красть.
3. Ты не должен нарушать свой обет целомудрия.
4. Ты не должен лгать.
5. Ты не должен предавать секреты других.
6. Ты не должен желать смерти своих врагов.
7. Ты не должен желать богатства других.
8. Ты не должен произносить оскорбительных и бранных слов.
9. Ты не должен предаваться роскоши (спать на мягких постелях или быть ленивым).
10. Ты не должен принимать золото или серебро.

“Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?” — спрашивает один человек Иисуса. — “Соблюди заповеди”. — “Какие?” — “Не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй”, — гласил ответ [Матфей, XIX, 16-18].
“Что должен я делать, чтобы получить обладание Бодхи? (знание вечной истины)”, — спрашивает ученик своего буддистского учителя. — “Каков путь, чтобы стать упасака?” — “Соблюдай эти заповеди”. — “Каковы они?” — “Ты должен всю жизнь воздерживаться от убийства, воровства, прелюбодеяния и лжи”, — отвечает учитель.
Идентичные предписания, не правда ли?

(Разоблачённая Изида, том 2)
Каждому место под солнцем и каждый на своем месте

#2
Discipulus
постоянный участник
Сообщения: 202
Зарегистрирован: 28 мар 2018, 20:16

Елена Блаватская: Иисус Христос и Ветхий Завет говорят на разных языках.

Сообщение Discipulus » 09 апр 2019, 12:26

Истинофил писал(а):
09 апр 2019, 11:20
Ну да, это секретом не является.
Маркион, который не признавал никаких других Евангелий, как только несколько Посланий Павла, который полностью отвергал антропоморфизм Ветхого Завета и провел отчетливую разграничительную линию между старым иудаизмом и христианством, — рассматривал Иисуса не как Царя, Мессию евреев, и не как сына Давида, имеющего какое-либо отношение к закону или к пророкам, “но как божественное существо, посланное, чтобы открыть людям духовную религию, совершенно новую, и Бога доброты и милосердия, доселе неизвестного”. “Господь Бог” евреев в его глазах, Творец (Демиург), был совсем другой и отличался от того божества, которое послало Иисуса раскрыть божественную истину и проповедовать радостную весть, приносить мир и спасение всем. Согласно Маркиону, миссия Иисуса заключалась в том, чтобы аннулировать еврейского “Господа”, который “был противопоставлен Богу и Отцу Иисуса Христа, как материя противостоит духу, нечистое — чистому”.
Так ли был неправ Маркион? Было ли это кощунство или же это была интуиция, божественное вдохновение, заставляющее его выразить то, что каждое честное сердце, стремящееся к истине, более или менее чувствует и признает?
Если в своем искреннем желании учредить чисто духовную религию, всеобъемлющую веру, основанную на неискаженной истине, он счел необходимым сделать из христианства совершенно новую и отдельную от иудаизма систему, то разве Маркион не обосновывался на самих словах Христа?
“Никто не кладет заплату из новой материи на старое одеяние... ибо прорехи станут еще заметнее... И никто не наливает новое вино в старые сосуды, так как они разрываются, вино вытекает, и сосуды пропадают; но новое вино наливают в новые сосуды, и тогда и то и другое сохраняется”.
В какой детали ревнивый, гневный, мстительный Бог Израиля напоминает непознаваемое божество, Бога милосердия, проповедуемого Иисусом; — его Отца, который в Небесах и является Отцом всего человечества? Только этот Отец есть Бог духа и чистоты, и ошибочно сопоставлять Его с подчиненным и капризным божеством Синая. Разве Иисус когда-либо произносил имя Иеговы? Разве он когда-либо сопоставлял своего Отца с этим суровым и жестоким Судьей; своего Бога милосердия, любви и справедливости с еврейским гением возмездия? Никогда! С того памятного дня” когда он произнес Нагорную Проповедь, неизмеримая пропасть раскрылась между его Богом и тем другим божеством, которое выступило со своими заповедями с другой горы — с Синая. Язык Иисуса недвусмысленен; он знаменует не только восстание, но и вызов Моисеевому “Господу Богу”.
“Вы слышали”, — говорит он нам, — “что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам, не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую... Вы слышали, что сказано [тем же “Господом Богом” на Синае]: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас” [Матфей, V].

А теперь откройте “Законы Ману” и читайте:

“Смирение, воздаяние добром за зло, умеренность, честность, чистота, обуздание чувств, знание Шастр (священных книг), знание верховной души, правдивость и воздержание от гнева — таковы десять добродетелей, из которых состоит долг... Те, кто усвоят эти десять заповедей долга, и, усвоив их, будут их соблюдать в жизни, достигнут высочайшего состояния” [“Законы Ману”, кн. VI, шл. 92].
Если Ману не начертал этих слов за многие тысячелетия до эры христианства, то, по меньшей мере, не найдется во всем свете голоса, который осмелился бы утверждать, что древность их менее нескольких сотен лет до Христа. То же самое относится к заповедям буддизма.
Если мы обратимся к “Пратимокша Сутре” и к другим религиозным трактатам буддистов, мы прочтем там десять следующих заповедей:

1. Ты не должен убивать никакого живого существа.
2. Ты не должен красть.
3. Ты не должен нарушать свой обет целомудрия.
4. Ты не должен лгать.
5. Ты не должен предавать секреты других.
6. Ты не должен желать смерти своих врагов.
7. Ты не должен желать богатства других.
8. Ты не должен произносить оскорбительных и бранных слов.
9. Ты не должен предаваться роскоши (спать на мягких постелях или быть ленивым).
10. Ты не должен принимать золото или серебро.

“Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?” — спрашивает один человек Иисуса. — “Соблюди заповеди”. — “Какие?” — “Не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй”, — гласил ответ [Матфей, XIX, 16-18].
“Что должен я делать, чтобы получить обладание Бодхи? (знание вечной истины)”, — спрашивает ученик своего буддистского учителя. — “Каков путь, чтобы стать упасака?” — “Соблюдай эти заповеди”. — “Каковы они?” — “Ты должен всю жизнь воздерживаться от убийства, воровства, прелюбодеяния и лжи”, — отвечает учитель.
Идентичные предписания, не правда ли?

(Разоблачённая Изида, том 2)
То есть, Христос пропеведовал УЧЕНИЕ БУДДЫ, Учение Христа есть Учение Будды. Идеи Христа принципиально чужды иудаизму. ПРИНЦИПИАЛЬНО враждебны Ветхому Завету.

#3
Ответить